БАННЕР
Светлана Григорьева
Как изменилась система УФСИН за последние десятилетия?

Еще десять лет назад условия, в которых пребывали осужденные, были тайной за семью печатями. Сегодня ситуация изменилась: посещение исправительных учреждений представителями СМИ – обычное дело, проводятся  пресс-туры, представители общественности и журналисты приглашаются  на мероприятия воспитательного характера, проходящие среди осужденных.  Исправительные колонии становятся местом не только для наказания, но и перевоспитания. О службе исполнения наказаний вчера сегодня и завра – в интервью с начальником  УФСИН России по Ивановской области Федором Александровичем РУБЦОВЫМ.

- Федор Александрович, в профессии вы очень давно. Как случилось, что работа в системе исполнения наказаний стала делом жизни?

- До работы в уголовно-исполнительной системе я служил сверхсрочно в армии. Потом – развал Советского Союза, ликвидация воинских подразделений. Поскольку у меня на тот момент было определенное образование, я решил попробовать себя в уголовно-исполнительной системе. Так я оказался в следственном изоляторе № 1 города Ногинска Московской области. От простого инспектора отдела надзора дослужился до начальника оперативного отдела. Занимал различные должности в оперативном управлении ФСИН России. С октября 2011-го по сентябрь 2014 года являлся заместителем начальника УФСИН России по Костромской области. И уже из Костромы – сюда. В 2015-м назначен на должность начальника УФСИН России по Ивановской области.

- Если сравнить исправительные учреждения десятилетней давности и сегодняшнего дня, что бы вы  отметили?

- Ну  что сравнивать несравнимое? В 90-е и нулевые картина была совсем другой. Даже визуально: все было черное, серое, унылое. Сейчас мы стараемся вносить больше света в быт нашего спецконтингента, способствовать исправлению личности, а не подавлению человека в этих стенах. Очень отрадно, что  сейчас численность спецконтингента снижается, места лишения свободы не заполнены так, как это было в 90-е, в нулевые. Тогда  учреждения стояли в перелимите, на одну кровать претендовало по три-четыре человека. И это касается не только бытовых условий. Я сам врач по образованию и вижу уровень оказания медицинской помощи тогда и сейчас. Уровень питания тогда и сейчас, обмундирование тогда и сейчас, отношение тогда и сейчас… Это небо и земля.

- Какие изменения, на ваш взгляд, произошли в уголовно-исполнительной системе на примере Ивановской области?

- Система стала прозрачной: наряду с ведомственным и прокурорским контролем появился общественный контроль: работа общественно-наблюдательной комиссии, возможность осужденных беспрепятственно обращаться в правозащитные организации,  внимание со стороны средств массовой информации. Сейчас мы взяли за практику совместное с ОНК посещение исправительных учреждений. Общественные наблюдатели зачастую помогают увидеть то, на что у нас, сотрудников, как говорится, замылился глаз, дают свои рекомендации, которые мы беспрекословно выполняем, поскольку задача общая – вернуть в общество, в котором мы все живем, правопослушных граждан. Нам очень в этом помогает уполномоченный по правам человека Наталья Львовна Ковалева, с которой у нас налажено взаимодействие. Не могу не похвастаться этим.

- В рамках пресс-туров мы неоднократно посещали исправительные учреждения. Только в этом году побывали в четвертой, седьмой и третьей исправительных колониях! Представить такое было невозможно еще несколько лет назад…

- Конечно, раньше система УФСИН была куда более закрытой. Состояние системы исполнения наказаний - важнейший признак уровня цивилизованности страны. Еще лет десять назад попасть на территорию исправительной колонии представителю общественности или средств массовой информации было намного сложней.

Сейчас мы, напротив, сожалеем о том, что о жизни исправительной системы известно очень мало. Именно незнание рождает монстров: представление о системе УФСИН складывается из фильмов, которые показывают по телевизору, из песен в стиле шансон… На самом деле все подругому.

- Как эти изменения повлияли на дальнейшую судьбу осужденных? Отслеживаете ли вы их дальнейшую судьбу?

- Численность спецконтенгента у нас снижается, причем снижается достаточно быстро – примерно по 1,5 тысячи в год. И это очень хорошие показатели, которые говорят об оздоровлении нашего общества.

- Какие у вас планы на будущее?

- Сегодня мы взяли курс на самообеспечение. Практически все наши колонии развивают сельское хозяйство. Наша главная задача – организовать производство таким образом, чтобы мы смогли сами себя обеспечить продуктами питания: картофелем, морковью, мясом, молоком. Сейчас у нас завершилась уборочная кампания. К сожалению, из-за погодных условий мы не вышли на заданные цифры. Но тем не менее на 80%  мы обеспечены картофелем, на сто процентов – морковью и свеклой. У нас самообеспечение по мясу и молоку на 30% больше, чем в прошлые годы. Сейчас активно развиваем птицеводство в Талицах, которое дает мясо и яйцо. Практически за полгода там построили молочный цех. Сейчас там сбивают масло, производят сливки, делают творог для спецконтингента, ведется  строительство животноводческого комплекса.

Образовавшиеся излишки произведенной продукции реализовывали в муниципальные учреждения, претензий по качеству не было.

- Это же  требует специальных навыков…

- Если есть желание, можно научиться всему - в колониях развита сеть училищ, где осужденные получают профессию. Нет ни одного осужденного, который бы ушел из наших учреждений без образования. Они все получают профессию, востребованную в той или иной отрасли, начиная от работников швейного производства и заканчивая поварами и рабочими по уходу за животными.

- Применяют ли они свои знания на свободе?

- Да, и очень часто. Более того, они востребованы на рынке труда. Получено образование, отработаны навыки, дисциплина. Основная часть бывших осужденных умеет работать и практически без брака. Перед освобождением приезжают представители коммерческих структур,  договариваются с администрацией, чтобы взять на работу бывших осужденных и именно из них составить бригаду специалистов, имеющих квалификацию и хорошо понимающих, что такое дисциплина. Для тех, кто готовится к освобождению, это тоже очень важно – определенная гарантия того, что у них будет работа, а значит, и все остальное.

– Есть ли проблемы с подбором персонала в колониях, в том числе конвоиров? Как решаете вопрос с профессиональным выгоранием?

– Правило советских времен «кадры решают все» актуально по сей день. У нас работают уникальные люди. Случайных сотрудников в системе не бывает. Во-первых, они не проходят первоначальный отбор, а во-вторых, многие просто понимают, что работа не для них  и уходят реализовывать себя в других направлениях. Остаются только те, для кого работа – это призвание. Что касается выгорания, то эту проблему контролируют отдел по работе с личным составом и психологическая служба. Первый проводит воспитательные и творческие мероприятия. Психологи занимаются душевным состоянием сотрудников, используют различные психокоррекционные программы и оборудование.

- Есть ли чувство морального удовлетворения? И в чем оно? Сложный контингент, сложная работа…

- Контингент сложный. Но все они люди. И соответственно относиться к  ним надо по-человечески. Они же прекрасно это чувствуют. У них и так отобрали самое главное – свободу. Они на острие всех жизненных проблем. Как больные дети. Их надо своевременно пролечить. И, конечно, когда все получается, когда видишь перемены к лучшему, есть и удовлетворение от работы.

 

В учреждениях функционирует восемь центров трудовой адаптации осуждённых,  одна лечебно-производственная мастерская. Основные виды производства продукции (работ, услуг) в УФСИН: швейное и кожгалантерейное производство, изготовление обуви, деревообрабатывающее производство, изготовление мебели из массива, на металлокаркасе, изготовление изделий строительного профиля, выпуск продуктов питания и другая продукция. Осужденные в полном объеме обеспечены вещевым имуществом и продовольствием, а также  медицинским обеспечением, развивается производство. Основная цель – самообеспечение. В настоящее время мы на 90 процентов обеспечиваем вещевым довольствием (кроме обуви) личный состав и на 95 процентов - спецконтингент. В УФСИН России по Ивановской области развивается сельское хозяйство. Агропромышленная продукция производится в девяти подразделениях. Основные виды сельскохозяйственного производства – растениеводство и животноводство. В текущем году произведено 443 тонн молока, из которого после переработки получено 242 тонны молока пастеризованного, 8 тонн творога и 7 тонн масла сливочного.  Объемы реализации мяса в убойном весе с начала года составили 24,3 тонны, развивается птицеводство. В текущем году увеличены объемы производства яйца куриного в 6,5 раза.  Растениеводческие подразделения завершили уборку картофеля, его заложено на хранение 675 тонн, заканчивается уборка урожая столовых овощей. Планируем заготовить свеклу и морковь в плановых объемах, по 55 и 50 тонн соответственно. В 2017 году произведено 483 тонн муки пшеничной и 58 тонн круп, что полностью удовлетворяет потребность в этих продуктах.

Самые читаемые статьи

Леонид Кияшко

Картофель из текстильного края

Жители Ивановской области, сами голодая, снабжали в годы Великой Отечественной войны не только Красную армию, но и Москву, и Ленинград

Редакция РК

Советы от КонсультантПлюс

ЧТО ДЕЛАТЬ В СЛУЧАЕ НЕЗАКОННОГО УВОЛЬНЕНИЯ?

Юлия Малинина

Здравствуйте, Нина Сергеевна!

...И в 95 лет бывают секреты молодости

Леонид Кияшко

В стране пирамид увидят... гигантские валенки кинешемцев

В других жарких краях - в Израиле и даже на Кубе - о нашей войлочной обуви уже знают. Валенки дарили, например, Раулю и Фиделю Кастро