БАННЕР
Редакция РК
Как чекисты области вели оперативное сопровождение оборонных предприятий в годы Великой Отечественной войны

20 декабря  – 100 лет создания органов государственной безопасности в нашей стране, День чекиста. История ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ-ФСБ не была однозначной.  Но их роль невозможно недооценить.

…В своем приказе от 1 мая 1942 года И.В. Сталин поставил перед Красной армией и всей страной историческую задачу  «добиться того, чтобы 1942 год стал годом окончательного разгрома немецко-фашистских войск и освобождения советской земли от гитлеровских мерзавцев». Ее выполнение потребовало еще большего напряжения людских, хозяйственных и финансовых ресурсов страны. О том, какая роль отводилась органам НКВД в этот период, свидетельствуют архивные документы.

ПРИКАЗ БЕРИИ ПО НКВД

Так, в указании начальника управления НКВД по Ивановской области М.И. Маркеева начальникам горрайаппаратов от  27 мая 1942 года говорилось следующее: «Постановлением ГКО СССР ряд заводов, расположенных на территории Ивановской области, обязаны в связи с весенним наступлением Красной армии усиленными темпами изготовлять и отгружать военную продукцию, идущую исключительно для фронта. Нарком Л.П. Берия приказал начальникам органов НКВД по Ивановской области принять все меры к безусловному выполнению заводами заданий ГКО, возложив на меня и вас персональную ответственность за оказание помощи директорам заводов Ивановской области в выполнении программы. К каждому из заводов нарком приказал прикрепить оперработника и сообщить их фамилии в НКВД СССР. О ходе выполнения заданий заводами предложено ежедневно к 12 часам доносить в НКВД СССР.

         …Вскрывать и устранять недостатки, влияющие на успешное выполнение задания, факты саботажа, вредительства, диверсии, тщательно документируя их, проводя по ним расследование в самый короткий срок. Материалы расследования по заводам и предприятиям, выполняющим задания ГКО, с вашим личным заключением направлять мне не позднее 48 часов после обнаружения недостатков, вскрытия фактов саботажа, вредительства, диверсии и т.д.».

          Это было вполне объяснимо, поскольку на территории области производилось не только стрелковое и малокалиберное артиллерийское вооружение, но и авиационные бомбы, мины, снаряды, минометы, компоненты к боеприпасам, радиостанции и т. д.

         Вскоре появились результаты такой работы. Они касались деятельности заводов «Автоприбор» (директор Я.И. Эпштейн) во Владимире и «Текстильмаш» (директор Г.Д. Димов) в Иванове, выпускавших оборонную продукцию. При этом следует отметить, что Я.И. Эпштейн и Г.Д. Димов по итогам работы возглавляемых ими предприятий в 1941 году были награждены орденами, а в 1942 году их фамилии неоднократно звучали в постановлениях Государственного комитета обороны СССР. Это было связано с тем, что обоим заводам ГКО СССР отводил важную роль в производстве боеприпасов, снарядов, мин, авиационных бомб и изделий М-30, о чем уже рассказывалось на страницах «Рабочего края». И, тем не менее, как свидетельствуют архивные документы, у местного управления НКВД к ним возникли очень серьезные вопросы.

«АВТОПРИБОР» ПРОТИВ ЧЕКИСТОВ.

ИЛИ НАОБОРОТ?

         Так, о содержании претензий  УНКВД к «Автоприбору» можно судить по обращению Я.И. Эпштейна к секретарю обкома ВКП(б) Г.Н. Пальцеву и начальнику УНКВД по Ивановской области М.И. Маркееву не ранее августа 1942 года. В нем говорилось следующее: «На протяжении нескольких месяцев начальник Владимирского горотдела НКВД Калинников бесконечными следствиями и допросами большого количества работников завода и публично на заседании бюро горкома и разного рода совещаниях травит завод «Автоприбор» и его руководителей, используя для этого материалы своих осведомителей, сознательно или несознательно искажающих факты из работы завода. …Он всячески мешает работе завода, подрывая дисциплину в руководящих кадрах завода, сея в них неуверенность, а нужно ли выполнять распоряжения таких сволочей-руководителей, по которым тюрьма плачет. Считаю, что я своей работой на заводе «Автоприбор» стараюсь делать все, что требуется от меня, как коммуниста и руководителя предприятия, для обеспечения успеха нашей партии в столь ответственное время… Прошу Вашей защиты и помощи».    

         Это обращение послужило основанием для тщательной проверки работы завода. По ее результатам секретарем обкома ВКП(б) по кадрам А.Г. Шейном и завотделом машиностроения и химии А.Н. Зверевым были сделаны  следующие умозаключения. Завод «Автоприбор» производственные задания 1941 и 1942 годов систематически перевыполняет. План за I полугодие 1942 года по валовой продукции выполнен на 152,7%. Программу июля и августа завод также перевыполнил. Перевыполнение планов достигнуто прежде всего за счет отлаженного технологического процесса, оснащенности оборудованием и инженерно-техническими работниками, наличия резервов производственных мощностей и внедрения механизации и автоматизации в производство. Только с начала войны работниками завода внесено сотни рационализаторских предложений, которые облегчили труд многих рабочих. На заводе была установлена двухплановая система. А именно: план, утвержденный наркоматом, и оперативный план завода, который давался цехам. Причем оперативный был выше утвержденного наркоматом среднего машиностроения на 15-60%. Наличие двухплановой системы наркоматом расценивалось как вполне нормальное явление, являющееся необходимым условием для создания как  внутрицехового, так и общезаводского заделов. Все это, отмечалось в итоговой справке, «дает заводу дополнительные производственные мощности, которые, несмотря на заниженный план, спущенный главком, не учтены в программе и являются потенциальными резервами цехов и всего завода».

         В свою очередь у работников горотдела НКВД г. Владимира создалось мнение, что Я.И. Эпштейн «сознательно занижает план и не требует от наркомата его увеличения, скрывает производственные мощности». Масла в огонь подливало высокомерное поведение Я.И. Эпштейна «по отношению к горотделу НКВД, а также к старому составу бюро горкома ВКП(б), «что, мол, Калинников, его работники и горком не понимают производства, а чего-то все ищут». В итоге указанными лицами был сделан следующий вывод: «Все эти факты сильно отражаются на нормальной работе завода, так как т. Эпштейну предъявить политическое обвинение, которое ищут в течение 6-7 месяцев, не могут, нет фактов, а бюро горкома ВКП(б) не решает этот вопрос  - смотрит, чтобы его не обвинили, а «вдруг Эпштейн окажется врагом» и вопрос снова остается неразрешенным».    

         8 сентября 1942 года на бюро обкома ВКП(б) слушался вопрос «О заводе «Автоприбор». В его обсуждении, кроме членов бюро обкома ВКП(б), участвовали Я.И. Эпштейн и начальник Владимирского горотдела НКВД Калинников. Разговор был достаточно жестким. Эмоции накалились настолько, что Калиникову, согласно стенограмме, «сделалось дурно» и он был вынужден прервать свое выступление. Несмотря на мощную критику деятельности Владимирского горотдела, М.И. Маркеев в своей речи все же счел должным утверждать (не бросил подчиненного. – Комментарий О.В.), что «в работе завода «Автоприбор», главным образом со стороны Эпштейна допускается практика занижения производственных мощностей» и «у нас по сей день есть твердое убеждение, что факты занижения производственных мощностей были и есть», и что «всю деятельность Эпштейна надо рассматривать как антигосударственную практику»... 

         В итоге бюро обкома в тот же день приняло постановление «О работе владимирского завода «Автоприбор». В нем были отмечены достижения завода, но ни слова не сказано о сути «антигосударственной практики» Я.И. Эпштейна. Вместе с тем можно полагать, что  позиция управления НКВД все же была учтена, поскольку в постановлении говорится о решении просить наркома среднего машиностроения С.А. Акопова «месячное оперативное задание заводу давать из учета производственных мощностей с обеспечением плана материальной базой». Одновременно Я.И. Эпштейну предложено осуществить ряд других производственно-технических мероприятий, направленных на задействование резервных мощностей в производственном процессе.  Следует сказать, что взвешенная позиция обкома ВКП(б) в отношении завода «Автоприбор» и его руководителя оказалась вполне оправданной. В последующие месяцы трудовой коллектив завода продолжил занимать ведущие места во Всесоюзном социалистическом соревновании с получением причитающихся за это денежных премий.  

ПРОБЛЕМЫ «ТЕКСТИЛЬМАША»

         О недостатках, выявленных в деятельности «Текстильмаша», также можно судить по архивным документам. Так, 22 сентября 1942 года на бюро обкома ВКП(б) слушался вопрос «О работе завода № 743». В его работе приняли участие директор завода Г.Д. Димов (с докладом), замуполномоченного КПК при ЦК ВКП(б) по Ивановской области Смирнов, военпред Якимов, начальник управления НКВД М.И. Маркеев и другие. После выступления Г.Д. Димова в прениях по нему прозвучали жесткие оценки деятельности завода и его директора.        Согласно стенограмме, член бюро обкома ВКП(б) Татаринцев, говоря о недостатках в деятельности Г.Д. Димова, отметил, что он как «член партии саботирует по существу приказ наркомата, когда не выполняется задание правительства, когда нашей Красной армии нужно этим стрелять, а один отсиживается здесь в тылу и не хочет выполнять заказы правительства». И далее, не реагируя на складывающуюся ситуацию,  «Димов ждал в течение нескольких месяцев, когда получил телеграмму т. Берия о том, что завод срывает выпуск этой продукции, начинается писанина, после этой записки наркомат спускает им программу действий. После того как завод получил задание, опять продолжается позиция, как и раньше. Димов не принял необходимых мер и задание не выполняется… Неужели нужно сидеть там Маркееву, Шейну, Урядову, чтобы столкнуть это дело, чтобы он выполнял задания Наркомата государственной обороны».                 

         Высказывания М.И. Маркеева в адрес Г.Д. Димова также были нелицеприятными: «Мы включились в эту работу при проверке выполнения заказов по продукции М-30, мы заводу оказывали большую помощь в смысле наведения порядка и отгрузки материалов, которые шли на изготовление этой продукции… Причем был поставлен вопрос: или давай продукцию, или приходи к нам. Ну, люди здесь дали. 110, 210, 240% доходил выпуск для «Катюши»… Другой вопрос, связанный с изготовлением продукции М-30. Заводу дано было задание изготовить головки и  штамповки 3 тыс. Было такое задание, и завод был обязан сделать. Этот план был сорван…   Я склонен сделать выводы, что здесь не столько то, что Димов не способен организовать дело, дело связано с прямым саботажем…».

         В итоге 22 сентября 1942 года члены бюро обкома ВКП(б) приняли  постановление «О систематическом невыполнении заданий ГОКО СССР и наркомата на заводе № 743 НКМВ». В его констатирующей части говорилось следующее: «завод № 743 наркомата минометного вооружения в 1942 году систематически не выполняет заданий Государственного комитета обороны и приказы наркомата по выпуску боеприпасов. На 1 сентября (за 8 месяцев 1942 года) зажигательных бомб изготовлено 39,7%, из этого количества не отгружено на это же число на снаряжательный завод половина авиабомб, из которых большая часть была  изготовлена еще в апреле-мае 1942 года. Задания ГОКО на май-август 1942 года по минам 82-мм на 1 сентября по 1 изделию выполнено на 39,7%, а по 2-му всего лишь на 5,5%. По основной продукции – дистанционной 76-мм гранате программа за этот период выполнена на 73,8%. По головкам снаряда М-30 задание ГОКО перевыполнено, но приказ наркомата по этому виду продукции остается невыполненным. В итоге производственная программа за 8 месяцев 1942 года по валовой продукции заводом выполнена на 63,5%, а по выпуску товарной продукции только на 58,2%.

         На заводе из-за отсутствия борьбы с бракоделами из месяца в месяц увеличивается брак по вине рабочих и администрации. По 76-мм дистанционной гранате брак по вине рабочих и администрации за последние  месяцы достиг 7-8% к общему количеству вырабатываемых изделий. Всего по вине завода в 1942 году ушла в брак полумесячная программа. Недопустимо возрос возврат на исправление изделий после приемки военпредом, как неотвечающие техническим условиям: по цеху № 2 по гранате 76-мм процент возврата составил в мае 28,3%, в июне – 49,3%, а в июле он достиг до 65%.

         При наличии острого недостатка стальной штамповки на заводе безответственное отношение к ее приемке, хранению и учету, потеряно большое количество корпусов снарядов. На заводе имеют место большие простои оборудования. В 1942 году они составили 161 тыс. станкочасов, из них 68 565 станко-часов по производству 76-мм гранаты, из-за отсутствия штамповки  за июль месяц простой станков выразился в 1878 станко-часов, или 18% к фонду работающего станочного парка.

         В результате ослабления политической и производственно-массовой работы ежедневные невыходы на работу по различным причинам составляют 252 человека, или 12-13% к общему числу работающих на заводе.      Директор завода т. Димов, несмотря на предупреждение бюро обкома ВКП(б) от 3 июня 1942 года и серьезную критику на городском активе машиностроителей, не обеспечил выполнение заданий ГКО и приказов наркомата. Вместо выправления работы завода встал на путь очковтирательства и незаконного зачисления в товарную продукцию  изделий, не принятых военпредом».

          На основании изложенного бюро обкома ВКП(б) постановило: «За систематическое невыполнение заданий и приказов наркомата, за обман партийных организаций (райкома, горкома и обкома ВКП(б), бесхозяйственное отношение к учету и хранению штамповки для 76-мм гранаты, в результате чего на заводе не достает большого количества штамповок, директора завода Димова Г.Д. с работы снять... Поручить следственным органам провести расследование хозяйственной деятельности т. Димова на заводе».

         Новое руководство завода бюро обкома обязало: «безусловно добиться выполнения и перевыполнения заданий Государственного комитета обороны в сентябре и октябре месяцах и немедленно приступить к подготовке и к изготовлению опытного образца по новому заданию ГОКО - миномета МП-82».

         Кроме проведения первоочередных кадровых и общезаводских мероприятий было решено довести до сведения ЦК ВКП(б), что наркомат минометного вооружения допускает «неправильную практику планирования, при которой производственная программа каждого месяца в денежном выражении сначала устанавливается, а потом изменяется по 2-3 раза». При этом задания не обеспечивались необходимыми металлом и материалами, из-за чего на заводе возникали большие простои. Также было решено просить ЦК ВКП(б) предложить наркомату минометного вооружения исправить отмеченные недостатки и улучшить управление заводом № 743.

         Таким образом, управление НКВД осуществляло активное сопровождение предприятий области, выполнявших оборонные заказы. В результате к решению многих проблем, не находивших разрешения на уровне заводов, привлекалось внимание обкома ВКП(б), соответствующих наркоматов и в ряде случаев ЦК ВКП(б). Это способствовало укреплению производства по выпуску оборонной продукции и своевременному выполнению заданий Государственного комитета обороны. 

Владимир ОКОЛОТИН, доктор исторических наук

Самые читаемые статьи

Ольга Смирнова

Служба с Харизмой

Об отважных псах кинологического центра УМВД РФ по Ивановской области

Леонид Кияшко

Герои среди нас

О собаках, отличившихся в годы Великой Отечественной войны

Леонид Кияшко

Листок нетрудоспособности уйдет в прошлое?

Больничный можно оформить в электронной форме

Леонид Кияшко

Методом тыка

можно действовать и в искусстве