БАННЕР
Александр Горохов
Доля импортной и отечественной хлопчатобумажной пряжи на рынке РФ в 2005 году составляла 10 и 90% соответственно, в 2016-м – 72 и 28%. Большая часть пряжи в РФ по-прежнему производится в Ивановской области. Только объем сильно сократился. А вот производство тканей в последние годы снова растет

В предыдущем своем обзоре я пытался уверить читателей «РК», что ивановский текстиль скорее жив, чем мертв. Теперь я попытаюсь убедить вас в том, что у нас, помимо отделки и швейного производства, существуют еще ткачество и даже прядение! Но им по-прежнему угрожает импорт. Причем от бывших братьев по СССР.

Предыстория в фактах

В 1990-е годы Россия внезапно стала государством капиталистическим – причем эпохи первоначального накопления капитала. Воспитанный «Политэкономией» на основе теории Карла Маркса, я с удивлением заново изучал проявления «дикого» капитализма на практике. Это было весело и познавательно. Только не для тех тысяч ивановских ткачей и прядильщиков, которые работали на нерентабельных производствах.

Хлопчатобумажных комбинатов в регионе, где чуть не половина населения работала именно в текстильной промышленности, было много. Но много было и ткацко-прядильных и просто ткацких фабрик. Те предприятия, у которых был полный производственный цикл, могли покрыть убытки подготовительных производств за счет рентабельности отделки. Но всё меньше и меньше.

Почему прядение и ткачество стали нерентабельны? Если не считать гигантских производств, вроде фабрики имени Балашова, построенных изначально энергозатратными, то небольшие фабрики могли бы найти свои ниши. Причинами их банкротства стали распад Союза и неумение найти потребителя. Россия прошла тот же путь, что и Европа, только значительно позже.

Иваново ведь называют Русским Манчестером. Так вот, в Манчестере текстиль умер очень давно. Потому что покупать готовые ткани из бывшей колонии – Пакистана стало гораздо дешевле. В Европе в целом ткацкое производство практически умерло. Остался высокотехнологичный текстиль, заточенный под индустрию моды. И это касается почти всей промышленности, работающей на первичном сырье.

И наоборот. Азиатские страны, бывшие сырьевыми придатками, быстро сообразили, что готовая пряжа и ткани продаются гораздо дороже. При наличии дешевой рабочей силы и климата, позволяющего не тратиться на отопление, продукция Турции, Пакистана и особенно Китая в ценовой нише убила все невысокотехнологичные производства в России.

Наши текстильщики, конечно, сопротивлялись. Мне особенно запомнилось, как в нулевых сражались могучие текстильные холдинги. Презентовались печатные машины, привезенные из Европы. Конечно же, б/у, поскольку в Европе производства уже закрылись, но по нашим меркам очень качественные. В холдингах тщательно выстраивался производственный процесс. Для главного отделочного производства нужно было контролировать постоянный поток погонных метров ткани, чего «толлинг» (работавшая до этого давальческая схема) обеспечить не мог. Тогда холдинги стали успешно скупать банкротящиеся предприятия за долги. Успешнее других были ТДЛ и «Нордтекс». К ТДЛ прибавились кинешемская «Томна» и «Навтекс», который сейчас будет здорово подниматься, благодаря государственной поддержке по программе ТОСЭР. А «Нордтекс» (тогда еще холдинг «Яковлевский») прибрал «Родники-текстиль» и «Самтекс». При этом жутко поругавшись с холдингом «РОСКО» из-за одной вичугской фабрики. А фабрику «Красный Октябрь» в Каменке купили после банкротства сразу четыре холдинга! Показав, что ради экономического интереса могут и дружить.

Новейшая история в цифрах

Но вот прядильные и ткацкие производства ждала печальная судьба. Начиная с 2005 года доля импортной пряжи постоянно увеличивается. В конце 2016-го она достигла величины в 72% (10% в 2005-м) от общей емкости рынка пряжи в РФ. А основным конкурентом наших прядильщиков ожидаемо стал Узбекистан, в котором работают государственные программы развития хлопчатобумажных производств.

Ткачество в Ивановской области не просто сохранилось. Но и по-прежнему составляет основу текстильной отрасли России. Объем отгруженной текстильной продукции в 2015 году в Ивановской области составил 33,5 млрд рублей, это 12% от общего объема в РФ. Средняя численность работников, занятых в текстильном и швейном производстве в Ивановской области в 2015 году, составила 27,5 тысячи человек – 10% от занятых в отрасли в РФ. Всего в Ивановской области было произведено 960 млн метров хлопчатобумажных тканей и 6,6 млн метров льняных тканей, что составляет 86 и 25% от всего объема произведенного в РФ. Производство тканей за 2017 год выросло до 1081 млн метров. Помогают программы импортозамещения, программы развития малых городов. Но есть, конечно, и проблемы.

Например, один из основных ивановских брендов в последние годы – это домашний текстиль. Проще говоря, те самые КПБ, одеяла, халаты, за которыми на наши рынки едут не только покупатели, но в обязательном порядке заезжают и обычные туристы. С 2013 года производство тканей для домашнего текстиля сократилось на 16%. В структуре импортных/отечественных тканей доля российских тканей для домашнего текстиля на 2017 год в натуральном выражении составляет 72%, в денежном выражении – порядка 21%. После введения программы импортозамещения производство тканей для домашнего текстиля возобновило рост со средними темпами 1-2% в год. Импорт в период 2013–2016 гг. снижался по всем видам тканей, наиболее быстрыми темпами – по китайским полиэфирным тканям, которые из-за девальвации рубля с начала 2013 года на 93% стали неконкурентоспособными по цене на рынке РФ и были замещены более дешевыми отечественными аналогами. А вот доля импорта тканей производства Узбекистана росла. В 2017 году импорт возобновил свой рост, также в основном за счет тканей бязевой группы производства Узбекистана, экспансия которого на рынок РФ ведется при правительственной поддержке.

Узбекистан по своим объемам давно оставил позади Пакистан и Италию и пока уступает лишь Китаю. Рост импорта наших бывших друзей и партнеров по СССР составляет по 30% в год.

Автор благодарит за предоставленную статистическую информацию аналитическую службу «ТДЛ Текстиль»

 

Самые читаемые статьи

Константин Шаронин

«Черный Вторник»: «Политику с музыкой не смешиваем!..»

Для кого-то словосочетание «черный вторник» означает обвал национальной валюты по отношению к доллару в октябре 1994-го. Но меломанам нашего города известно, что так называется музыкальная группа, основанная пять лет назад

Дарья Капкова

Живут же люди... Или «сам себе хозяин»

Светлана, жительница местечка Соснево, позвонила в редакцию и рассказала, что у бывшего четвертого роддома, на улице, проживает мужчина-инвалид, идти ему некуда...

Анна Семенова

Памятники против рекламы

В районе улицы Станционной установят зоны охраны ОКН

Наталья Мухина

Остолопы* в парке Степанова

В прошлом номере мы уже писали, что в парке культуры и отдыха имени В.Я.Степанова планируют вырубить 67 деревьев вдоль русла Уводи