БАННЕР
Константин Шаронин
Мало кто знает, что Радислава Анчевская наша землячка. Сегодня она в гостях у «Рабочего края»

Среди женщин, которые поют, в сущности, можно выделить два направления. Одно полностью коммерциализовано, погрязло в штампах, китче, глупости и называется в просторечии попсой. Другое направление – эмансипировано, и его хрупкие лидеры стремятся писать самостоятельно, «фанерой» не пользоваться, весьма самоценны и неглупы, так же как их песни. Одно из самых ярких имен второго из обозначенных направления в России – лидер группы «Рада и Терновник» Радислава Анчевская. Созданная ею в далеком 1991-м группа и сегодня активно выступает не только в России, но и в Европе. Крупные площадки за рубежом принимают «Раду и Терновник» на ура. И мало кто знает, что Радислава Анчевская наша землячка. Сегодня она в гостях у «Рабочего края».

Рада, не многие ваши поклонники помнят, что вы из нашего города. Расскажите, пожалуйста, как всё начиналось и как вышло, что группа переехала в столицу?

– Я окончила филологический факультет ИвГУ, защищала диплом у Сергея Леонидовича Страшнова, которого вспоминаю с большой любовью. Да и всех своих однокурсников тоже с радостью вспоминаю. Общаюсь до сих пор с Любой Смульской – поэтом и журналистом, она училась на курс старше меня, и с Димой Бушуевым – поэтом, живущим нынче в Стокгольме.

Группа никуда не переезжала, потому что в Иванове никакой группы у меня не было. В столице я некоторое время выступала как рок-бард, например в рок-кабаре легендарного Алексея Дидурова. А потом уже, в Москве, образовалась группа «Рада и Терновник».

Два десятка альбомов, созданных вами с тех пор, дают представление о «Раде и Терновник» как о коллективе психоделическом, шаманском, мистическом. Вы изначально были ориентированы на такую музыку? Для вас шаманство – это сценический ритуал, образ либо нечто большее? В быту вы ведь совсем не такая?

– В быту мы все одинаковые: мы готовим пищу, едим, пьем, принимаем душ и прочее. Шаманы тоже в быту едят и моются, например. В наше время люди отвыкли от того, что любое искусство – это ритуал, приближающий человека к небесам и богу. Когда мы выходим на сцену – мы служители этого культа – культа музыки. Мы исполняем ритуал, потому что сцена – это сакральное пространство и каждый концерт – в идеале, таинство. Если артист вышел на сцену всего лишь спеть и сыграть то, что он, как дрессированная собачка, выучил дома, – это ожившие картинки.

Концерт, который действительно нужен и музыканту, и зрителям, и миру – это концерт, на котором происходит постоянный обмен энергией звука, на котором музыка не только слышна, но и ощущается кончиками пальцев, когда музыканты ежесекундно отдают себя публике. Это интересно. Почему-то сейчас такие вещи людей пугают. Но рок-музыка начиналась как полная самоотдача рок-музыкантов, а не как попугайское повторение нот и слов.

Наверняка это наивный вопрос, но всё же: как рождаются песни и что для вас первично слова или музыка?

– Первична песня. Слова напеваются, мелодия вытягивает слово из пространства.

Не возникало ли желания проявить себя в живописи и литературе? Если да, то в каком жанре вы бы себя попробовали?

– Я ужасно рисую. Некоторые стихи не становятся песнями, так что, кажется, я поэт. Как-то моя подборка была опубликована в сборнике «Поэты русского рока» – в томе, собранном по гендерному признаку: Земфира, Арбенина, Арефьева и прочие…

Какую музыку вы слушаете? Случаются ли сейчас музыкальные открытия?

– Я слушаю много этно-музыки и пытаюсь «методом тыка» смотреть, что нового происходит в мире. Мне нравится Alice Phoebe Lou (она не этно-исполнительница, но очень интересная), всегда слушаю то, что пишет БГ, а его «Песни нелюбимых» произвели сильное впечатление. Ну и периодически слушаю в социальных сетях самую разную музыку, обычно даже не запоминаю названий. Листаю ленту, включаю наугад треки и слушаю.

Вы верите в чудеса?

– А как можно в них не верить? Вы верите в хлеб?

Во время первого концерта в Иванове Гребенщиков побывал на вашем квартирнике и лестно отозвался о вас. Вы помните это выступление? Пересекала ли вас с ним судьба позднее?

– Ни я, ни Гребенщиков это выступление не помним. Это легенда. Почти перед БГ мы играли на фестивале в Санкт-Петербурге, много лет тому назад.

Два года назад вы выпустили потрясающий альбом «Сестры», поклонники в нетерпеливом предвкушении нового. Над чем группа работает сегодня?

– Мы очень активно пишем новый альбом, с другими совсем музыкантами. И этот альбом будет иным, совсем иным...

Наверняка у вас, как у всякого интересного человека, и хобби интересное? Если не секрет какое?

– Нет у меня хобби. Блендером взбиваю себе фруктовые смеси, занимаюсь йогой, слушаю сейчас вот видеолекции по японской литературе. А потом еще что-то будет.

Давно ли были в Иванове? Какие у вас любимые места в городе?

– Речка и набережная у цирка – там приятно было. И парк, конечно. Если будут организаторы концерта, мы с радостью приедем – тут же близко, мы приезжали на машине как-то играть концерт. В тот же вечер и уехали обратно – успели и погулять, и сыграть. Мы близко.

Самые читаемые статьи

Алексей Машкевич

Владимир Шарыпов: «Мы начали двигаться, и причин останавливаться я не вижу»

Что удалось сделать за два года работы и какие планы у ивановского мэра – в интервью главному редактору «Рабочего края»

Константин Соцков

Что могут коллекторы?

Нередко возникают ситуации, когда гражданин взял кредит в банке или микрофинансовой организации и не смог его вовремя погасить

Анна Семенова

«Клеверята» оперяются

Студии творческого развития «Оперение-Иваново» исполнилось два года

Анна Семенова

Добрые дела – для города и горожан

Что успел сделать за год Фонд содействия развитию города Иваново