БАННЕР
Николай Голубев
Знакомые адреса и лица в любовном романе

В Плёсе переиздали книжку, впервые увидевшую свет в 1903 году. Ее автор – известный до революции беллетрист – Георгий Северцев-Полилов. Читать его легко и занятно – разбавленная смесь Гончарова и Мельникова-Печерского.

Современные издатели подчеркивают, что роман «Развиватели» в России не найти. Якобы весь дореволюционный тираж был выкуплен и уничтожен оскорбленными фабрикантами-старообрядцами из села Яковлевское (Приволжска). В книге действительно описаны плесские и яковлевские купцы, а также Исаак Левитан, Софья Кувшинникова и их спутник Сергей Морозов (обогемивший представитель знаменитой купеческой династии). Правда, надо отметить, что в романе они фигурируют под вымышленными, хотя и созвучными фамилиями: так, Левитан превращен в Львовского, Кувшинникова – в Хрустальникову.

В предисловии к нынешнему изданию говорится, что сохранившийся экземпляр романа удалось найти в библиотеке Принстонского университета (США). Однако о книге было известно и раньше: она, например, упоминается в монографиях о Левитане. Справедливости ради добавлю, что уже в нашем веке «Развиватели» тиражировались в Костроме. Но новый репринт отличает оформление и подробный комментарий. Герои книги сопоставлены с прототипами, каждый описанный в романе дом найден на современной карте Плёса – город немногим изменился за прошедшие 120 лет.

В этом контексте уместен и добрый патриотизм комментатора Г.В. Панченко. Например, в первых абзацах дается характеристика Плёсу: «городок умирал, медленно угасая в тине мелких провинциальных интересов». Примечание внизу страницы возражает: «Автор преувеличивает. Город не умирал. Здесь работали две фабрики, два завода и другие более мелкие производства».

Фабула «Развивателей» прямолинейна, хотя не лишает героев некоторого психологизма. В тихий провинциальный город приезжает компания художников. Их присутствие, столичные манеры и артистические разговоры разволновали двух молодых купеческих жен. И им уже хочется в Москву, в свет, они жаждут вырваться из старообрядческих устоев, удрать из сонного царства. Художники (и в первую очередь их эмансипированные спутницы) всячески способствуют «развитию» провинциалок. И одна плесянка все-таки решается на побег. В большом городе она вскоре оставлена своим покровителем – купцом Морозовым – и просится обратно к мужу, на берег Волги. Но супруг (хоть и старообрядец) успел за это время обвенчаться с другой.

Интереснее в романе не сюжет, а свидетельства о дореволюционном Плёсе, о художнике Левитане. Он (вернее, его прототип) описывается любопытно: «Красавец собою, скорее похожий на потомка мавров, чем на семита, с волнистыми, иссини черными волосами <...>. Постоянно, даже во время работ, корректно, но без аристократических преувеличений одетый, с коротко остриженной бородой, <…> резко выделялся среди кучки его товарищей москвичей. Немного гортанный выговор художника, мягко, но уверенно звучавший голос, твердый жест его руки, красивые линии всей небольшой, сухощавой фигуры – всё ясно говорило о присутствии <…> сильной воли, уверенности в самом себе, в своем таланте и достижении намеченной им конечной цели».

Некоторые исследователи считают, что среди работ Исаака Левитана сохранился портрет сбежавшей плесянки – однако доподлинно это не подтверждено. А спутница художника, Софья Кувшинникова, рассказывала, что благодаря «беглой» истории появился знаменитый пейзаж «Вечер. Золотой Плёс»: «Судьбе угодно было впутать нас в семейную драму одной симпатичной женщины-старообрядки. Мятущаяся ее душа изнывала под гнетом тяжелой семейной жизни, и, случайно познакомившись с нами, она нашла в нас отклик многому из того, что бродило в ее душе. Невольно мы очень сдружились, и, когда у этой женщины созрело решение уйти из семьи, нам пришлось целыми часами обсуждать с ней разные подробности, как это сделать. Видеться приходилось тайком по вечерам, и вот, бывало я брожу с нею в подгородной рощице, а Левитан стережет нас на пригорке и в то же время любуется тихой зарей, догорающей над городком». «Золотой Плёс» датирован 1889 годом – видимо, к этому времени можно отнести и действие романа.

Добавлю, что в «Развивателях» спутница Левитана выписана нелицеприятно: «худощавая брюнетка лет тридцати, крайне подвижная <…> Жена доктора, старше ее значительно, она, выходя за него замуж, выговорила себе полную свободу и уже третье лето уезжала с художником <…> на студии, возвращаясь осенью в Москву к мужу. Подобная эксцентричность жены нисколько не волновала ее супруга. Он также ласково встречал ее, когда она возвращалась из своих летних скитаний, точно они расстались только накануне».

Левитан и Кувшинникова становились героями литературы не в первый раз – их прототипы угадываются в чеховской «Попрыгунье». Возможно, поэтому Северцев-Полилов свой роман посвятил А.П. Чехову (жаль, что в новом переиздании это не отражено). «Развивателей» можно найти в Интернете, в плесских магазинах, а оригинал – видимо, на полке Принстонского университета (в Ленинской библиотеке его действительно нет).   

Самые читаемые статьи

Анастасия Басенко

Всё переплетено

Ивановский ситец дополняет реальность в «Гараже»

Наталья Мухина

Из больницы – только домой

Пять лет назад был открыт новый хирургический корпус Областной детской клинической больницы

Николай Голубев

Для театралов-малышей

В ближайший раз «Теремок» заявлен в афише 4 ноября

Анастасия Коныгина

В автошколу приняли не сразу

Как добиться желаемого, если твои возможности ограниченны?