БАННЕР
Алексей Машкевич
Что удалось сделать за два года работы и какие планы у ивановского мэра – в интервью главному редактору «Рабочего края»

В ноябре исполняется два года, как депутаты выбрали главой города Владимира Шарыпова. Владимир Николаевич – самый молодой градоначальник за всю историю Иванова, и в том числе поэтому к его работе приковано пристальное внимание. Что удалось сделать за два года работы и какие планы у ивановского мэра – в интервью главному редактору «Рабочего края».

– Вы пришли на должность при губернаторе Павле Конькове, потом власть в области поменялась. Контакт со Станиславом Воскресенским установлен?

– Станислав Сергеевич уделяет огромное внимание областному центру и именно при его поддержке реализуются те проекты, которые стали знаковыми для ивановцев: от благоустройства и развития городской среды до масштабной реконструкции Дома культуры меланжевого комбината и спортивной площадки в Московском микрорайоне. Надеюсь, в 2019 году областной центр будет ему так же интересен, ведь здесь проживает половина населения региона.

– Ясно, что губернатор уделяет областному центру особое внимание. Вопрос о другом: у мэра Шарыпова с губернатором Воскресенским есть контакт и понимание или всё общение идет только в рамках разделения полномочий?

– Конечно, речь в первую очередь идет об отношениях в рамках полномочий, но, мне кажется, контакт с губернатором полный и плотный – и городская администрация старается не подводить главу региона.

– Вы не избирались напрямую жителями, за вас голосовали депутаты. С городской думой у вас за два года сложились отношения?

– Сложились полностью. Понятно, что администрация иногда «напрягает» депутатов, внося документы на рассмотрение в самые сжатые сроки – дума не отказывает, депутаты идут навстречу. Думаю, можно говорить о полном взаимодействии с представительным органом, и надеюсь в следующем году выйти на новый уровень: будем увязывать деятельность депутатов в округах с работой администрации. Надо объединить финансовые усилия депутатов-одномандатников с программами мэрии по уличному освещению, благоустройству и другим. Депутатам зачастую лучше, чем нашим работникам, известны болевые точки в округах – не всегда речь идет о масштабных проектах, часто это совсем мелкие вопросы: ливневку почистить, гравий подсыпать в частном секторе. Сейчас совместно с депутатами пересмотрим программы, которые есть в администрации, в том числе для того, чтобы по уличному освещению делать новые объекты именно там, где нужно – у школ, детских садов, в людных местах, а не освещать тупики, где люди не ходят. Надо посмотреть, где установить спортивные и детские площадки. На примере Московского микрорайона мы показали, как это делать, чтобы уйти от «колхоза», который до недавнего времени был в этом вопросе. Считаю, что спортивные и детские площадки должны быть квартальными, а не два-три элемента в каждом дворе – это куце и жителям никакой радости: оборудование часто устанавливается прямо в грунт, грязь, лужи.

– Председатель Ивановской городской думы сам в прошлом сити-менеджер. Это помогает в работе или, наоборот, возникает ревность и непонимание?

– Никакой ревности нет. Большое везение для меня, что возглавляет думу именно человек, знакомый с работой администрации изнутри, – это очень помогает. Александр Станиславович Кузьмичёв обладает знаниями и компетенциями, с пониманием относится к иногда несвоевременной подготовке документов – количество работников администрации ограниченно, федеральное законодательство меняется постоянно, мы иногда не успеваем соблюсти необходимые сроки.

– Главный критерий оценки руководителя – наличие команды. У вас в городской администрации уже сложилась команда единомышленников или процесс не завершён?

– Скорее второе. Если говорить о таком огромном коллективе, как администрация города (а это тысяча человек с подведомственными предприятиями), всегда есть ротация. Нет такого, чтобы сказать: «Всё, мы остановились, команда готова»…

…даже в маленькой редакции «Рабочего края» постоянно идут перемены.

– Безусловно, людей, которые сейчас работают в администрации, считаю членами своей команды: поддерживаю их и вижу обратную связь, которая, к счастью, есть. Думаю, процесс формирования команды на этом уровне никогда не останавливается, идет естественная ротация: кто-то устает и меняет работу, кто-то перестает устраивать меня как руководителя – это нормально, нет ничего страшного.

О дорогах, пешеходном кольце и точечной застройке

– Заходя на должность, вы явно строили какие-то планы на год, полтора, два. Какие из них были общие – сделать жизнь лучше, а какие измеряемые?

– Общих задач я себе не ставил – были совершенно конкретные планы, о чем я говорил во время участия в конкурсе на должность главы города: в первую очередь о дорогах, которым надо уделять больше внимания. Главным за прошедшие два года для меня стал проект улицы Станкостроителей, который в следующем году будет завершен. А к 2020 году планируется соединить улицу Некрасова с Южным аэропортом, минуя кольцо у автовокзала, и, по сути, это станет Западным обходом города от улицы Фрунзе – выезда на Кострому, с использованием существующей городской уличной сети – к выезду на Ярославль, а оттуда по улице Станкостроителей – на Москву. Там будет минимальное количество светофорных объектов, маршрут будет активно использоваться автомобилистами, а главное – освободит городские улицы от большегрузного транспорта. Любое движение большегрузов изнашивает городскую транспортную сеть, и мы, проектируя дороги на улицах обхода, закладывали ресурс, который прослужит десятки лет.

– При прошлых руководителях были озвучены буквально наполеоновские планы по строительству дорог, в том числе возведение нового моста в районе улицы Бубнова. Что уже сделано и корректируются ли эти планы?

– У нас все мосты находятся в неудовлетворительном состоянии и нуждаются в ремонте – эту проблему надо решать. Что касается моста, о котором вы говорите: проектно-сметная документация в этом году доделана, работы не остановлены – деньги уже потрачены, и иначе это было бы неэффективным расходованием бюджетных средств.

– Но городу финансово не вытянуть эту тему.

– Думаю, что и области не вытянуть – рассчитывать можно только на федеральные деньги из Дорожного фонда. Но когда мы эту тему обсуждали с губернатором, было принято стратегическое решение: сначала завершить Восточный обход – он городу сегодня важнее, чем мост. Дело в том, что только на выкуп огромного количества частных домовладений от улицы Бубнова до предполагаемого моста нужна гигантская сумма, оцениваемая в 120 миллионов рублей. Понятно, что городу этот мост нужен, хорошо, что есть проектно-сметная документация – теперь всё зависит от позиции губернатора и от возможности привлечения федеральных средств.

– Много денег было выделено на благоустройство городских территорий. Это направление изначально было вашим приоритетным или просто пришли федеральные деньги?

– В городе напрочь отсутствовала пешеходная инфраструктура, погулять пешком было негде – кроме парков, которыми мы тоже занимаемся. Свою концепцию мы презентовали в начале 2017 года. Это малое пешеходное кольцо – от Соковского до Театрального моста, большое пешеходное кольцо – от железнодорожного вокзала до площади Революции, включая границы проспектов Ленина и Шереметевского. И наш стратегический план – пока это территория набережной от Театрального моста до парка Степанова, а потом у меня в мечтах пешеходная зона, которая свяжет два наших крупнейших городских парка: Харинку и Степанова. И мы Иваново не узнаем – появится протяженная набережная, горожане получат буквально новый город. Мы вернем в оборот территории, которые сегодня не используются, и это большая проблема – у города нет центра. Хочется, чтобы со временем эта огромная прогулочно-пешеходная зона между двумя парками стала местом притяжения горожан.

– Территории не используются из-за того, что у города нет сил их освоить, или у земли частные владельцы, с которыми невозможно договориться?

– Это комплекс проблем – иначе бы мы давно всё решили: и нехватка денег, и нехватка инвесторов, есть собственники бывших фабрик, продолжающие держаться за руины и не знающие, что с ними делать: не хотят или не могут продать старые стены. Мы начали с того, что собрали исходные данные о коммуникациях, узкоколейках, владельцах и всём остальном (речь о территории набережной от Театрального моста до улицы Громобоя). Ведь то, что сейчас мы считаем центром города, в недавнем прошлом было промышленной зоной со всеми вытекающими проблемами. И план, о котором я сказал – парк Харинка, парк Степанова, – это история на десятилетия. Но мы начали двигаться в этом направлении, и причин останавливаться я не вижу.

– Раз заговорили о земле и проблемах вокруг нее, давайте поговорим о точечной застройке, от которой все мэры обещают избавить город. Что делалось и делается в этом направлении?

– У меня нет привычки что-то обещать, если не уверен, что смогу сделать. В конце года я говорю, что буду делать в следующем, потом отчитываюсь и намечаю планы на новый период.

По точечной застройке: мы изъяли более 35 земельных участков – где-то закончился срок аренды, где-то не вносилась арендная плата. Была проведена инвентаризация земельных участков, и где было можно провести изъятие – мы это сделали. В кварталах жилой застройки, изымая земельный участок, на котором кто-то хотел возвести строение, сразу меняем зону назначения и закрепляем изменения в генплане – чтобы к этому вопросу было невозможно вернуться. Понятно, что чисто теоретически возможно всё, но мы стараемся делать процесс настолько публичным и прозрачным, что даже если вектор когда-нибудь сменится, это вызовет общественный протест.

Какие-то участки мы изъять не можем – они находятся в частной собственности, и их можно только выкупать. Город сегодня не может позволить себе выкупить все участки, которые разошлись на «аукционах щедрости» прошлых лет, когда они распределялись по акту выбора и на них строили какие-то сараюшки, с которыми участки переходили в частную собственность – наиболее защищенную категорию земель. Инструмент выкупа мы будем использовать только в центре города, как, например, с пресловутым «утюгом» на площади Пушкина.

– Он все-таки будет снесен?

– Если я буду и дальше главой города, мы его однозначно снесем – вся подготовительная работа проведена, осталось только определить через суд стоимость и снести здание в связи с расширением дорожного полотна.

Транспорт для граждан или «закошмаривание» бизнеса?

– Еще больная тема: общественный транспорт. Что поменялось на рынке перевозок?

– Мы пересмотрели нормативную базу и порядок проведения конкурсных процедур – чтобы на конкурс выходили владельцы транспорта, а не посредники. Дальше совместно с регионом мы разрабатываем систему перехода на регулируемые тарифы, с уходом от транспортных средств малой вместимости, с расторговкой маршрутов, с ликвидацией дублирования. В работе пользуемся исследованием пассажиропотока, заказанным предыдущей администрацией, – оно поможет убрать дублирование городских и межмуниципальных маршрутов, это дублирование сегодня колоссальное. Часто на одном маршруте работает несколько перевозчиков, а у города нет возможности привлекать их как юридических лиц к ответственности за отсутствие транспортного средства на маршруте.

– Перевозчики как-то сопротивляются?

– Еще как. Сейчас мы вносим изменения в областной закон об ответственности перевозчиков, и некоторые из них начали говорить, что мы «кошмарим бизнес». Но мы действуем в интересах сотен тысяч жителей города и эту работу продолжим. Вынесли вопрос на публичные слушания в департаменте экономики – надеюсь, губернатор нас в этом вопросе поддержит.

– «Рабочий край» писал, что муниципалитет продолжает закупать троллейбусы – это значит, что МУП «ИПТ» не будет погублен, а контроль над отраслью окончательно не перейдет в частные руки?

– Надеюсь, что ИПТ не погибнет, хотя у нас трудная ситуация с бюджетом. Но если бы были такие планы, мне в 2016 году было легче принять решение: тогда ИПТ находился на грани банкротства и я мог закрыть тему, сказав, что ко мне она не имеет отношения. Но мы решили сделать наоборот: вложили денежные средства, погасили 4/5 существовавшей задолженности, предприятие вышло на положительный баланс. Более того, МУП смог привлечь лизинговые компании – это значит, там хорошие финансовые показатели. Проблемы до конца не исчезли, связаны они с транспортной ситуацией на дорогах города, о которой я уже говорил: с дублированием частными перевозчиками, в том числе троллейбусных маршрутов. Троллейбусы ходят пустыми и из-за того, что они не такие маневренные, и из-за того, что в час пик на остановках выстраиваются очереди из маршруток. Поэтому стоит задача уйти от маловместительного транспорта – он не только мешает троллейбусам, но и бывает опасен для пассажиров, так как загружает городские улицы. Ведь один нормальный автобус увезет столько же пассажиров, сколько четыре маршрутки. Сократить количество транспортных средств на дорогах города – еще одна задача, стоящая перед администрацией. Надо перейти от интервала движения к расписанию, когда пассажир точно знает, что, выходя из дома в определенное время, он уедет на работу.

Фабрика для души

– За два года работы появились проекты, к которым больше всего лежит душа?

– Это улица Станкостроителей – не понимаю, как предыдущие руководители про нее забыли и довели до такого состояния – будто ее и не было никогда.

– Это важно для города, а для себя, для души?

– Это фестиваль «Фабрика авангарда». Наш город интересен, в нем живут неравнодушные люди, и не хочется, чтобы мы были в Золотом кольце чужеродным элементом. Собрался замечательный коллектив организаторов, которым я безмерно благодарен. Переживал, когда фестиваль готовился и проводился – был страх, что люди могут не прийти. Мне кажется, что для первого раза получилось очень хорошо – организаторы вытянули мероприятие на высокий уровень.

– У «Фабрики авангарда» есть будущее?

– Надеюсь на это. Будем делать всё возможное, чтобы повторить фестиваль в следующем году. Понятно, что есть проблемы с финансированием, потому что в этом году был президентский грант, который не дают два года подряд. Но если мы будем это делать раз в два года, бренд фестиваля придется очень долго раскручивать – люди каждый раз будут относиться к происходящему как к чему-то новому. Хочется, чтобы он стал традицией – как «Открытое небо», например.

Еще есть проект «Кванториум» – было пустующее помещение, была федеральная программа, не воспользоваться было глупо. Да, город отвлек туда значительные финансовые средства, но это вопрос нашего будущего, образования наших детей, получающих достойный уровень знаний и самое современное в России оборудование. Уверен, что дети, которые смогут посещать «Кванториум» и потом выберут профессию инженера, – это важно для страны.

Зачем мэру общение

– Вы часто встречаетесь с общественниками, блогерами, над вами за это подтрунивают социальных сетях... Что дает подобное общение?

– Конечно, видел, но это там повсеместно – соцсети дают такую возможность, ведь в глаз не получишь, сидя на диване, все такие смелые. Я к этому отношусь спокойно, просто есть критика, а есть брюзжание. В эти выходные, например, нам написали, что остановка сломана и две недели никто ничего не делает – достаточно эмоционально написали. Ясно, что для меня это не повод обижаться на людей, а повод найти причину, по которой за две недели не восстановили остановку. И решить вопрос в кратчайшие сроки – это в наших силах, это не мост построить.

– Вопрос был: что дает общение?

– В современном мире чиновник должен быть максимально открыт и готов к публичному объяснению действий – это дает возможность не совершать ошибок. Не делать того, что противоречит интересам общества. Чтобы люди понимали: когда мэр говорит «Надо построить дорогу», это дорога не к коттеджу его друга (иногда в природе такое встречается), а там, где плотный трафик и без новой дороги никак. Это касается всего – от дизайн-кода до восстановления заброшенных объектов.

– Вы формируете новый общественный совет. Что-то принципиально поменяется или он так и останется декоративным органом?

– От общественного совета нового созыва мне хотелось бы большей вовлеченности в работу городской администрации. Чтобы у вошедших туда людей была своя позиция – пусть не по всем вопросам, но в пределах компетенции. Кто-то будет консультировать по транспорту, как Владимир Владимирович Батурин, кто-то по вопросам благоустройства, как Илья Валерьевич Пигалкин. Именно такие люди нужны в совете. Они не всегда довольны работой администрации, часто меня критикуют – мне важно, что они глубоко разбираются в вопросе, а мы должны учитывать их мнение. Нужно, чтобы общественный совет стал генератором идей, находящих воплощение в работе и приводящих к качественному скачку.

Если таких людей в совете будет больше, жизнь работников администрации станет тяжелее. Но я не думаю, как сделать свою жизнь легче – надо делать город лучше и удобнее для жизни.

– Вы надеетесь, что депутаты гордумы вам продлят срок полномочий весной?

– Всё будет зависеть от задач, которые губернатор и городская дума поставят главе города. Если мои компетенции для этого не подойдут, то и горожанам будет лучше, если кресло займет другой человек. Если они пригодятся, с удовольствием продолжу работу, потому что не всё успел сделать из того, что было запланировано.

 

Самые читаемые статьи

Николай Голубев

Жить на четыре тысячи в месяц, чтобы стать магистром

Студент Дмитрий Федоров оказался практически без средств к существованию

Наталья Мухина

Киномеханик, который не смотрит кино

История о том, кто и как показывает вам фильмы

Дарья Капкова

Человек, которому приходится видеть больше других

Как к жизни в городе приспосабливаются тотально слепые или люди с почти полным отсутствием зрения?

Владимир Шарыпов

Лёд тронулся

В рубрике "Слово мэра" - об организации пассажирских перевозок