БАННЕР
Константин Соцков
В январе был сформирован новый состав Общественного совета города. В него вошел гражданский активист и бузотер в хорошем смысле этого слова Илья Пигалкин. Илья почти десять лет занимается общественной деятельностью и сегодня рассказал нам, зачем ему все это

С «Ивановской барахолки» на Кокуй

– С чего все началось, не просто так тебя занесло в общественники?

– В 2009 году, когда готовились изменения в технический регламент «О безопасности автотранспортных средств…», тему активно обсуждали на сайте «Ивановская барахолка». Один из пользователей предложил самоорганизоваться и заявить о требованиях публично.

В итоге мы организовали массовое мероприятие на Кокуе. В общей свалке тогда были все: и противники запрета правого руля, и любители тонировки и ксенона, и протестующие против роста цен на бензин, изменений в техрегламент.

После мероприятия участники спросили: «Что дальше?» В итоге мы самоорганизовались как местное отделение ФАР, нас заметили. Экс-глава города Александр Фомин, уходя в правительство области, рекомендовал включить наших представителей в комиссию по безопасности дорожного движения. В итоге за 2010 год мы провели еще несколько массовых мероприятий.

– А вообще активное участие в общественной жизни затягивает? Это азарт?

– Затягивает и помогает решать вопросы. Когда нас пригласили в комиссию, стало понятно, как это работает изнутри. Одно дело, когда ты сидишь на форуме и переливаешь из пустого в порожнее, а другое – знать, с кем взаимодействовать для решения проблемы, понимать, как эта система работает. На тот момент она реально заработала.

– И что реально сделано?

– Я могу составить список светофоров, правоповоротных полос или пешеходных переходов, которые по нашей инициативе были установлены за время работы в комиссии.

Но были и просчеты. К моим грехам можно отнести закрытие нерегулируемого перехода у первой стоматологии. Мне не нравился этот переход как водителю: рядом в 100 метрах еще два, один из которых регулируемый, так вот по моей инициативе его закрыли. Сейчас я так бы не стал делать – тысячу раз подумал. А вот по результатам работы в общественной палате – ничего.

Необратимые изменения в психике

– Если система взаимодействия с общественниками может работать, почему в Иванове общественников, в хорошем смысле, сумасшедших, единицы?

– Такой пример приведу. Ты вот сейчас со мной разговариваешь и, наверное, не всегда понимаешь, о чем я говорю. За последние 8-10 десять лет у меня произошли необратимые изменения в психике. Я начал говорить, как чиновник. Меня стали понимать чиновники, но перестают понимать обычные люди. ВП – выделенная полоса, СО – светофорный объект, ООТ – остановка общественного транспорта – я говорю терминами. Люди меняются от этой деятельности, возможно, незаметно для себя, но заметно для окружающих. Может даже произойти отрыв от соратников, смена приоритетов при более глубоком изучении вопроса.

Во-вторых, есть разочарование тем, что выхлоп от работы очень маленький. По некоторым вопросам решения годами приходится ждать. Допустим, Роман Круглов ждал установки светофора в Авдотьине четыре года, я три года ждал, чтобы выезд с Сортировки сделали в три полосы.

В-третьих, я, видишь, не женат, официально не трудоустроен. Самозанят. У меня много свободного времени. Люди, которые полноценно загружены на работе и в семье, не успевают заниматься общественной деятельностью. У нас был пример на комиссии в палате, когда обсуждение по изменениям в ФЗ об ОСАГО решили прервать, так как дамам уже надо было по домам борщи на ужин греть.

– Насчет самозанятости. Чем себя обеспечиваешь, если столько времени общественная работа занимает?

– Я окончил истфак ИвГУ в 2001-м, отработал два года в школе, а потом пошел собирать витрину в магазине и за день заработал больше, чем за месяц в школе. Потом трудился экскурсоводом в турфирме и, наконец, в Плесе руководил целым музеем, вернее, развлекательной программой – воинское шоу, где «рыцарь бился с рыцарем на ристалище». В общем после преподавания в школе кручусь как могу, а еще неплохо кладу плитку и клею обои.

Разочарован в выхлопе

– Далеко не самые позитивные эмоции остались от работы в общественной палате региона. Почему?

– Наверное, это так. Разочарование. В первую очередь, от работы коллег и опять же в «выхлопе». Я поначалу троллил Романа Круглова, который был в предыдущем составе на тему: «Чем вы там занимаетесь?» Он предложил попробовать самому. В итоге я прихожу на первое заседание комиссии, где был основным докладчиком, собирал материал, объездил страховые, постоял в очередях с людьми, изучил документы и судебную практику. Выношу какие-то предложения, а коллеги говорят: «Давайте мы не будем этим заниматься, это компетенция федералов, а не области, посмотрим, чем дело закончится, и может, тогда еще раз соберемся». Раз, второй, третий. Первые два года я работал, на третий уже запала биться головой о стену не осталось – решил посмотреть, как коллеги будут работать сами. И в итоге комиссия по транспорту не собиралась вообще.

– А вообще в городе нашелся бы народ, который будет работать на общественных началах в советах или палатах?

– К сожалению, в школе не учат, как взаимодействовать с государством. Я учился этому на примере комиссии по БДД и в общественной палате. Людей с интересными идеями и проектами полно. Если система перестанет их отталкивать/отфильтровывать, а они в свою очередь научатся с ней взаимодействовать, то, может быть, даже не понадобится лезть на баррикадки.

Но сейчас есть ограничения на формирование даже совещательных органов. Выдвигать представителей у нас могут только зарегистрированные организации, а это отсеивает массу людей. Люди самоорганизовываются и решают вопросы самостоятельно, игнорируя эти инструменты. И в итоге государство, которое должно слышать голос общества, не получает реальной информации, а слышит – дай денег на парад, шарики и настольный хоккей.

Не смог сказать «нет»

– А в чиновники почему не хочешь пойти?

– Чиновники еще больше ограничены в словах и в поступках. Вот, например, всем известна история Андрея Мельникова, который вступился за граждан и был сначала облит кефиром, а потом еще и уволен со службы.

– Если ты разочаровался в работе палаты, зачем пошел в общественный совет?

– Вообще не хотел. Уже создан портал «Иваново.рф». Это интерактивная карта проблем. Диалог с властью запущен, но Владимир Шарыпов зацепил. Привел примеры актуальных проблем и убедил в необходимости держать городских чиновников в тонусе. Я не смог сказать «нет».

Второе. Лучше что-то делать, чем не делать, а лишь критиковать. Ну и пока я могу заниматься и знаю как, то почему нет… На решение ряда вопросов потрачены уже годы, и очень не хочется считать их потерянными впустую. Не хочу сдаваться просто так.

Самые читаемые статьи

Николай Голубев

«Готовы умереть на Родине первых Советов»

Тридцать лет назад, весной 1989 года, четыре женщины объявили в Иванове бессрочную голодовку, требуя передать верующим Введенский храм (Красную церковь) – тогда там располагался областной архив. Это была первая публичная акция неповиновения властям в самом советском городе. На плакате голодающих так и было написано: «Готовы умереть на Родине первых Советов»

Константин Соцков

Сердце гимнастки

Карьера спортсмена высокого уровня недолгая, в художественной гимнастике – особенно. И втройне обидно, когда атлет выпадает из соревновательного ритма, а то и вовсе заканчивает карьеру из-за травм и болезней. Так случилось с ивановской гимнасткой, мастером спорта международного класса Анной Лебедевой, у которой обнаружили порок сердца

Владимир Шарыпов

Начинаем строить школы

Рубрика «Слово мэра»

Екатерина Петрова

Крошка для города

Как избавить Иваново от пыли