БАННЕР
Николай Голубев
Этой зимой я брал интервью у ивановского художника – казалось бы, успешного и состоявшегося. Ему около шестидесяти. Спрашивал про его творчество, а он с каким-то упрямством (и, видимо, уже по привычке) раз за разом вспоминал имя Марка Малютина – самого известного ивановского живописца второй половины ХХ века: корил его, заочно с ним спорил

Кажется, мой собеседник до сих пор хранит юношеские обиды. Якобы Малютин, многодесятилетний председатель местного отделения Союза художников, не давал дорогу молодым, душил таланты, не пускал на выставки.

Такие истории про Малютина (1919–1998) от художников я слышал не раз и не пять. В чем только его не обвиняют. Свидетельств так много, что трудно в них не поверить. Но что-то в этом массовом отрицании смущает. Тем более в творческой среде всегда специфические отношения друг с другом.

Работ Марка Малютина много и в ивановских музеях, и в Интернете. Смотришь и понимаешь, что большинство его сегодняшних критиков в искусстве на порядок ниже, они не выдерживают сравнения даже одним глазом. (Хотя ивановский классик в своем творчестве тоже не статичен: есть свои вершины, плато и расщелины.) Во-вторых, остался Дом художника, который построил именно Малютин. Не для себя одного, а для областного творческого союза – под одной крышей мастерские, квартиры и выставочный зал. Это реальные дела, которые противостоят многочисленным пересудам, хотя, наверное, и они имеют под собой основания.

Ну а еще, признаюсь, для меня важны безусловно положительные воспоминания о Малютине, оставленные Натальей Мизоновой (их можно найти в Интернете). Один из ее очерков называется «Блистательный Марчелло» – этим заголовком многое сказано. Процитирую лишь один показательный момент: «Гром грянул в перестройку. Малютин оказался типовым социальным персонажем. Вроде Сергея Бондарчука, которого громили бывшие подданные только потому, что теперь им за это ничего не будет. На отчетном перевыборном собрании его ругали все. Двенадцать часов Марк молча сидел и все это слушал. Потом встал и молча ушел. И не стало у нас, глуповатых сирот перестройки, этого дельного и умного председателя. <…> Лучшего педагога у меня не было. Он сверкал и раздражал, учил, шутил, создавал красивую, уникальную, мужскую, декоративную, правдивую живопись, которую ни с какой другой спутать нельзя. Он был очень везучим, потому что природа отметила и наградила его многим. Вот только судьба в конце пути не побаловала. Дураки…»   

27 марта исполнилось 100 лет со дня рождения Марка Малютина. И хотя он почетный гражданин Иванова, имя его присвоено местному художественному училищу (где перед войной учился мастер) и на Доме художника висит мемориальная доска – юбилей прошел незаметно. Ивановские музеи не откликнулись на круглую дату выставкой, Малютина нет ни в одной постоянной экспозиции.

О художнике я спросил Ирину Скворцову (сейчас она председатель местного отделения Союза театральных деятелей, а тридцать лет назад – заместитель председателя областного комитета по культуре и искусству). Она была вхожа в дом и в мастерскую Малютина, общалась с ним.

– Способен он был на низкие поступки? Мог из зависти, из опасений не давать дорогу талантливым?

– На подлость он не способен. В нашем общении я не чувствовала этого совершенно. Да и кому он мог завидовать? Он – непревзойденный мастер. Если поговорить с ивановскими художниками, наверняка услышишь массу рассказов, которые охарактеризуют Марка как человека высокомерного, мстительного, властного. Я этого в нем не видела. В последние несколько лет его жизни у нас были дружеские отношения. О чем были разговоры? Только о творчестве – никаких сплетен, никаких интриг. Он рассказывал об искусстве, о выставкомах, об экспозициях, в которых участвовал и которые создавал. Да, он делал жесткий отбор. За это, вероятно, многие коллеги его не любят. Посредственные вещи не проходили при нем на выставки.

– Мне всегда казалось, что Малютин – лауреат государственный премии, один из немногих ивановских миллионеров в советское время – человек совершенно неприступный. Вы значительно моложе его, почему он открылся?

– В девяностые одиночество надвинулось на всех. Была полная индифферентность к творчеству советских мастеров. Перестали проходить крупные всероссийские выставки. Успехом пользовалась салонная живопись. В Иванове шумел авангард и андеграунд: проходили выставки нового искусства, абстракционизма. Марк это не воспринимал. Я бы не сказала, что он был высокомерным – но он был очень гордый и очень требовательный. И, конечно, у него была обида, как у человека, который много сделал и которого забыли.

– Говорят, что лучшие работы он не продавал. После смерти художника они остались у наследников и сегодня неизвестны массовому зрителю. Почему область не создала музей Малютина?

– Была идея сделать мемориальную экспозицию в его мастерской. Но художники быстро заняли помещение, вывезли картины. Многого успела добиться Софья Тимофеевна – вдова художника (невысокая, подвижная – Марк называл ее «Живулька»). Она очень интересно о нем рассказывала, писала интеллигентные и убедительные письма о том, что необходимо дать имя Малютина художественному училищу. И она пробила это. (Вообще, роль жены в судьбе большого художника – всегда интереснейшая тема для искусствоведческого исследования.) Марк рассказывал, что после войны пришел в Иваново чуть ли не босым, совершенно одиноким. И его обогрела семья Софьи Тимофеевны. И сама она оставалась верной ему всю жизнь. Я считаю, что это была настоящая любовь.

Самые читаемые статьи

Екатерина Петрова

Газоны и машины: как не нарваться на штраф

В этом году начала сбываться мечта горожан, долгие годы жаловавшихся на водителей, которые паркуют свои машины на газонах и детских площадках. С 1 января вступила в силу статья 6.24 областного закона об административных правонарушениях, которая позволяет привлекать нарушителей к ответственности

Владимир Шарыпов

В хорошей физической форме

Рубрика "Слово мэра"

Анастасия Басенко

Борис Шаляпин: Четверть века на ивановской земле

30 апреля завершилась регистрация кандидатов на участие в предварительном голосовании «Единой России» для последующего выдвижения кандидатов от партии в депутаты Ивановской городской думы. Праймериз назначены на 26 мая

Редакция РК

На крыле самолета

Профессор Шуйского филиала ИвГУ Вячеслав Океанский прислал историю о своем деде Михаиле Ивановиче Авторееве