БАННЕР
начнут выплачивать до конца года
Центром всех праздничных мероприятий в этом году стал Ростов
Городские власти решительно взялись за лошадей и гужевой транспорт
при выдаче справок из наркодиспансера для водителей
Роскомнадзор отмечает положительную динамику развития сетей связи четвертого поколения.
Николай Голубев
Первый ивановский арт-путеводитель

Двухэтажный дом на углу улицы если и выделяется, то простотой и лаконичностью своих форм. Кажется, ничего в нем особенного. Но когда-то здесь жила женщина, ставшая прототипом роковых героинь из романов Фёдора Достоевского. А имя ее родной сестры навсегда вошло в историю русской медицины.

Особняк принадлежал владельцу небольшой ситценабивной фабрики. В его семье родились Аполлинария (1839–1917) и Надежда (1843–1918) Сусловы. Обе не задержались в Иванове, получили прекрасное образование и были вхожи в светские салоны столицы: общались с Чернышевским, Некрасовым, переписывались с Жорж Санд.

Отказала Достоевскому

Аполлинарию Суслову – заявлявшую о себе как о начинающем литераторе – полюбил Фёдор Достоевский. На момент знакомства он был старше ее почти в два раза, имел широкую известность. Однако, по словам современников, Аполлинария видела в нем не великого писателя (говорят, она даже не читала его романы), а очередного поклонника. Их отношения были похожи на американские горки: страсть чередовалась с нежностью, любовь с ненавистью. Аполлинария Суслова стала прототипом Полины в «Игроке», ее чертами наделена Настасья Филипповна в «Идиоте».

Отношения Достоевского и Сусловой продолжались пять лет. В конце Аполлинария отказала писателю на предложение стать женой. «Эгоизм и самолюбие в ней колоссальны. Она требует от людей всего, всех совершенств, не прощает ни единого несовершенства <…>, сама же избавляет себя от самых малейших обязанностей к людям», – напишет позже Достоевский.

Из Петербурга в Иваново Суслова вернулась в 1865 году. Сохранились ее письма с первыми впечатлениями: «Здесь даже можно составить общество: я нашла двух женщин очень милых и неглупых, из купчих, кое-что знающих и понимающих. Здесь есть и такие дамы, что рассуждают насчет прогресса, эмансипации женщин и прочих высоких вещах не хуже питерских нигилисток…» Правда, при более пристальном знакомстве ситцевое село уже не кажется Сусловой таким притягательным – через год она напишет: «Купчихи дома одеты ужасно дурно, даже грязно, и только в торжественные дни наряжены богато. Это народ, у которого ничего нет для себя: парадные комнаты, парадные постели, парадные платья. Здесь есть один купец-миллионер, либерал и образованный: принимает архиереев и губернаторов к себе в дом, а где дочери его спят, так в эти комнаты войти страшно – нет не только порядочной мебели – нет даже воздуха хорошего и чистоты…»

В 1868 году Суслова открыла в Иванове первую частную школу-пансион для девочек. Учебное заведение просуществовало несколько месяцев – власти обвинили учительницу в неблагонадежности: «Во-первых, она носит синие очки, во-вторых, волосы у нее подстрижены. Кроме того, имеются слухи о ней, что «в своих суждениях она слишком свободна и никогда не ходит в церковь».

Интересно, что в письмах к столичной подруге Суслова сообщает, что в Иванове «полюбила человека, который вызвался не только поправить мои дела, но и открыть мне новую дорогу…» Исследователи предполагают, что речь шла о Филиппе Нефёдове (его адреса и история еще будут в нашем путеводителе).

Впервые Аполлинария Суслова вышла замуж в возрасте сорока двух лет. Ее партнером (в случае с эмансипированной женщиной по-другому не напишешь) стал студент Василий Розанов – позже прославившийся как философ и писатель. Сохранилась его дневниковая запись о начале отношений: «Суслова меня любит, и я её очень люблю. Это самая замечательная из встречавшихся мне женщин…» Спустя несколько лет брака Розанов запишет противоположное: «Меня она никогда не любила и всемерно презирала, до отвращения. И только принимала от меня «ласки». Без «ласк» она не могла жить. К деньгам была равнодушна. К славе – тайно завистлива. Ума – среднего, скорее даже небольшого». Суслова ушла от мужа через семь лет, хотя еще два десятилетия мучала, не давая развода. Умерла Аполлинария в тоскливом одиночестве.

Женщина-врач. Надежда

Эмансипированность ее сестры – Надежды Сусловой – другого рода. Она тоже начинала с литературы, увлекалась революционной идеологией (по агентурным данным, состояла в Первом Интернационале). Но главной ее целью было стать врачом. В то время барышни не могли рассчитывать на медицинское образование в России, и Надежда поступила в Цюрихский университет. Окончив курс, стала первой женщиной на родине, получившей диплом доктора медицины, хирургии и акушерства. Многое сделала для того, чтобы медицинское образование было доступно и другим. В воспоминаниях современников (А. Герцена, А. Панаевой, В. Слепцова) ее образ исключительно положительный. Достоевский написал о ней: «Редкая личность, благородная, честная, высокая!»

ВРЕЗ: У сестер Сусловых был старший брат – Василий. Известно, что он получил юридическое образование. Привлекался к следствию по делу о первой нелегальной прокламации в России. Скончался в 1873 году.

Первый муж Надежды Сусловой – Фридрих (Фёдор) Эрисман – швейцарский врач, пионер гигиены в России. Второй супруг – профессор гистологии и успешный предприниматель-винодел Александр Голубев. С 1895 года пара жила в Крыму. Суслова к тому времени прекратила медицинскую практику, но не отказывала в помощи местным жителям. Она пожертвовала крупную сумму на строительство гимназии в Алуште, поддерживала пострадавших в результате русско-японской войны, устроила в своем имении школу для нуждающихся детей. Медицинские инструменты, лекарства и книги Суслова завещала больницам Крыма.

Иван Шмелёв в своем жестоком романе «Солнце мертвых» (так не похожем на умилительное «Лето Господне») пишет о послереволюционной жизни семьи Голубева-Сусловой. Профессор ослеп, его имение разграбили, но он продолжал исследования. Про Суслову, сам того не ведая, Шмелёв напишет: «Не в чем и в гроб лечь было. Босую клали». Надежда Прокофьевна умерла от паралича сердца в 1918 году. Ее муж, абсолютно слепой, еще восемь лет каждый день навещал могилу.

В 2012 году в Алуште поставили красивый белокаменный памятник Надежде Сусловой. На нем набиты ее слова: «Я буду считать себя счастливой, если сумею хоть кому-нибудь помочь в трудном положении, облегчить какое бы то ни было горе, одним словом, совершить не подвиг, а простое проявление любви и милосердия». Сохранилась и могила Надежды Сусловой – на высоком берегу моря.

Продолжение арт-путеводителя в следующих номерах «РК».

Самые читаемые статьи

Владимир Шарыпов

Наследие текстильного края

Рубрика "Слово мэра"

Константин Соцков

 «Баня – это клуб»

В Иванове могут появиться свои Сандуны

Екатерина Сергеева

«Дворовые территории», экопарковки и прочие новшества городского благоустройства

Депутаты Ивгордумы утвердили изменения в правила благоустройства