БАННЕР
С 22 ноября мультиплекс начнет работать в новом режиме
получения электронных карт школьника
Ивановцы выбирают территории под благоустройство
Жителей областного центра приглашают на образовательный форум
Наталья Мухина
Вопросы девушке, которая носит хиджаб

Альмира надела платок в 14 лет. Девушка сделала это по собственному желанию. Родители, хоть и считали себя мусульманами, никогда не были особенно религиозными.

Если не было давления извне, как вы пришли к такому решению?

– По национальности я татарка, но родилась и выросла в Иванове. Я была размышляющим ребенком, много читала, знакомилась с Кораном. Когда я приняла религию, то начала поститься. В какой-то момент мне казалось, что неправильно делать это без платка.

Решающим толчком стал семейный праздник. Это было уже в то время, когда я должна была покрыться. Я пошла на свадьбу к своей сестренке без платка, на каблуках, в приталенном платье. Хотя я была еще подростком, но уже начала замечать на себе какие-то нехорошие взгляды. Было неприятно, что мужики-охранники пялятся на меня. Когда я в очередной раз прошла мимо них, то поняла, что больше не могу терпеть подобное, и решила соблюдать хиджаб.

– Обычно подростки враждебно принимают всё необычное. Как отнеслись одноклассники к тому, что вы стали носить платок?

– Спокойно. Первое время я просто ходила в косынке, завязанной назад, потом начала делать всё по правилам – оставила открытыми только овал лица и кисти рук, соблюдая при этом деловой стиль – носила рубашку и юбку. Ребята, конечно, спросили в чем дело. Я объяснила, все поняли. Я была старостой, активисткой, и после того как надела платок, ничего не изменилось. Хотя были проблемы с ребятами из параллели – там девочки жаловались: «Почему нам нельзя ходить в джинсах, а тебе в платке можно?»

У учителей тоже не было вопросов?

– Первое время не было, я несколько лет спокойно училась. Проблемы начались в 11-м классе. Тогда платки стали по всей стране запрещать, ссылаясь на то, что Россия – светское государство. Администрация школы поставила ультиматум: либо снимаешь платок, либо уходишь на семейное обучение. Учителя доводили до слез, говорили, что в хиджабе на уроки нельзя, пугали, что это повлияет на мою дальнейшую жизнь (мол, на работу не возьмут). И это при том, что в нашей 18-й школе проводились занятия по татарскому языку и народным танцам. Да и покрытая ходила не я одна.

– И какой была реакция?

– Кто-то снял платок, кто-то ушел на домашнее обучение. Я выбрала второй вариант. Сосредоточилась на подготовке к ЕГЭ, ходила на курсы в университет, успешно сдала экзамен и сейчас учусь в медицинской академии, что и было моей целью. А в школе, конечно, некрасиво поступили. Тем более что теперь, насколько я знаю, на уроки спокойно пускают в хиджабах.

При этом в университете такой проблемы нет?

– Да, там люди терпимее, никто не придирается. При этом я сама понимаю, что платок уместен не везде. Например, когда мы занимаемся на клинических кафедрах, то я просто надеваю медицинскую шапочку и хирургический костюм с воротником-стойкой. Таким образом и религиозные правила соблюдаются, и с больными работать удобно.

Нет страха, что на работе могут возникнуть вопросы из-за необычного внешнего вида?

– Я уже трудоустроена в отделении. Обычно, конечно, в стационаре я в медицинской форме, но бывает, что хожу к пациентам в платках. Случается, люди удивляются, конечно, но когда они видят, что ты ведешь себя профессионально и внимательно, то внешнее перестает иметь значение. Хотя, бывает, конечно, задают вопросы, но я всегда стараюсь рассказывать, что и почему.

– И хватает терпения отвечать всем? А вообще часто интересуются какими-то фактами о хиджабе?

– Нет, но бывает. Иногда вопросы очень странные. Например, спрашивали: «А как ты моешься?», «Как ходишь дома?», «Не жарко ли?». Если ответить коротко, то моюсь – так же, как все. Дома платок снимаю – при близких родственниках его носить не нужно. В сугубо женской компании тоже можно обойтись без него. Скажем, в спортзале я занимаюсь без платка – там только девушки. Да и от жары не страдаю – нужно просто правильно подбирать ткань, тогда она, наоборот, защищает от солнца и высоких температур.

Большая коллекция платков собралась?

– Да. Даже стараюсь раздавать. Вообще люблю разные ткани, красивую одежду. Это я только сегодня в черном, а так предпочитаю более светлые цвета – серый или розовый.

А молодые люди пытаются познакомиться, их не смущает необычная одежда?

– Да, случается, обычно это ребята, которые тоже относят себя к мусульманам. Но как видите, я еще не замужем. В принципе в исламе между мужчинами и женщинами не может быть свободного общения. Я могу смеяться в компании одногруппников, конечно, но не более.

А что касается будущего мужа, то для меня важно, чтобы он исповедовал ислам, был религиозно-практикующим. Если молодой человек не будет соблюдать намаз, то нас даже не смогут поженить по мусульманским традициям, а для меня это очень важно. Хотя просто общаться я, конечно, могу со всеми людьми – на учебе или работе. Считаю, что нужно уважать всех, вне зависимости от того, как человек выглядит. Людей нужно оценивать по делам, а не по внешности. Думаю, скоро все мы придем к пониманию этого.

Самые читаемые статьи

Виктор Лукьянов

Близко к «Тексту» 

В прокате «Текст» Клима Шипенко по бестселлеру Дмитрия Глуховского – пророчески актуальная криминальная драма о современной России.

Николай Голубев

В Третьяковке художник стал неизвестным

Иваново и Москва обменялись картинами

Константин Соцков

Владимир Шарыпов: «Нужны публичность и честность»

Владимир Шарыпов руководит городом три года. На следующей неделе мэр уже по традиции выступит перед жителями. А сейчас он дал развернутое интервью «Рабочему краю». Говорили не столько о городских проектах, сколько о специфике работы мэра и политическом закулисье.