БАННЕР
Ольга Смирнова
Корреспондент «РК» в роли помощника снайпера отряда мобильного особого назначения

Какой он, снайпер управления Росгвардии по Ивановской области? Чтобы узнать ответ на этот вопрос, корреспонденту «РК» пришлось облачиться в специальную форму защитного цвета и встать в ряды мужественных сотрудников этого подразделения.

Именно от них зависит успешное завершение той или иной операции, а зачастую и наша безопасность. Работа снайпера - не из легких, порой во время выслеживания цели ему приходится проводить неподвижно несколько часов, а то и суток.

Рабочий день начинается в 08.40

Построение, развод, обучение... Вот из чего состоят рабочие будни снайперов ОМОНа. Каждую неделю у них проходят стрельбы. Хорошо, когда боевых заданий нет,  значит, город и область в безопасности. Но бывает и иначе. В любом случае снайпер ОМОНа должен всегда быть наготове, ему нужно содержать оружие в полном порядке. Если в самый ответственный момент винтовка не выстрелит, снайпер может подвести всех, кто выполняет с ним задание.

Численность сотрудников ОМОНа в целях безопасности и сохранения конфиденциальности не разглашается. Это боевая тайна. Но те снайперы отряда, с кем мне посчастливилось познакомиться, люди мужественные, исполнительные, надежные и ответственные. В этом сомневаться не приходится. Мой наставник – младший инструктор-снайпер, старший прапорщик Артем Жуков. Он даже и не предполагал, что свяжет свою жизнь с такой опасной и нелегкой профессией. Вспоминает, что в детстве мечтал стать слесарем, уж очень ему была интересна кропотливая работа. Сейчас понимает, что его характер как нельзя лучше подходит для того, чтобы быть снайпером.

Артем всегда добивается своих целей. В ОМОН он пришел в 2005 году, уже через год стал снайпером. Два раза ездил повышать квалификацию в Пятигорск. Окончил юридический факультет ИвГУ.

Зоркий глаз и холодное сердце

Спокойный и выдержанный, Артем Жуков может подолгу наблюдать за любой целью. Рука его никогда не дрогнет, а зоркий глаз заметит то, что любой другой упустил бы из виду. Все, кто знает Артема, убеждены, что эта профессия – его призвание. «Снайпер должен  быть спокойным, уравновешенным. Иногда приходится дольше ползти, чем выслеживать цель, поэтому необходимо скрытно подобраться к объекту, не обращая внимания на посторонние звуки», - инструктирует меня Артем.

Когда он учил меня, как правильно ползти, я продвинулась всего на несколько метров, но уже успела устать. Еще бы… Пятки должны быть плотно прижаты к земле – даже лежать так весьма непросто, а ведь надо еще и двигаться. Причем с винтовкой, которая весит несколько килограммов. Даже прижимать ноги нужным образом получается не сразу. Необходимо подобраться к естественному укрытию, в данном случае – к небольшому пню за территорией отряда. Он же послужил мне и опорой для винтовки. Медленно перемещаюсь к цели, забрав волосы под капюшон – он тоже предусмотрен на форме снайпера. Стараюсь не обращать внимания на крапиву, которая предательски жжет лицо и руки. Настоящего снайпера не отвлекает подобное. Далеко мне, видимо, до настоящего снайпера.

Винтовка – продолжение руки

«Главный принцип и важное правило: винтовка – это продолжение руки. Не надо бояться двигать ею, можно представить, что это и есть рука», - инструктирует меня наставник. Артем подробно рассказывает обо всех своих винтовках. У него их три.

Так, например, винтовка снайперская специальная (ВСС) подходит для операций в городе. Она легче, короче, работает бесшумно. В прицеле я вижу галочку – она указывает на то место, куда должна лететь пуля. Шкала слева укажет мне на расстояние до цели. Эта винтовка больше нравится Артему Жукову - она компактнее и удобнее. ВСС весит 3 килограмма 700 граммов. Дальность – 400 метров.

Снайперская винтовка Драгунова складная (СВД-С) тяжелее – она весит 4 килограмма 200 граммов. Для того чтобы цель лучше было видно в траве, применяется бленда. Смотрю в прицел и вижу желтое свечение: изображение становится четче. Выдвижная бленда необходима также для предохранения объектива в ненастную погоду.

Снайпер должен настроить винтовку под себя и приноровиться. Она стреляет на 1200 метров с открытым прицелом, с оптикой – 1300. Десять патронов, складной приклад. С этой винтовкой можно и десантироваться. Артем чаще всего применяет ее в учениях и в лесу. Он объясняет мне, что есть специфика стрельбы в ночное и в дневное время. Ночью у СВД-С применяется подсветка.

Есть в распоряжении Артема еще одна винтовка - ОСВ (российская самозарядная крупнокалиберная снайперская винтовка). Она весит около четырнадцати килограммов, поэтому ползти с ней весьма неудобно. Длина ОСВ - 170 сантиметров, что больше моего роста. Чтобы оценить уровень сложности работы с ней, мне оказалось достаточно поднять ОСВ. Но Артем Жуков утверждает, что все неудобства эксплуатации компенсирует высокая точность попадания даже на большие расстояния. Дальность прицела – четыре километра. Для удобства в работе ставится она на специальные сошки – это профессиональное обозначение подставок.

Винтовка не передается

Это еще одно важное правило:  в ОМОНе все винтовки закреплены за определенным человеком. Никто не может поехать на задание с чужим оружием. Винтовка никому не передается. Каждый несет ответственность только за свое оружие – сам его чистит, сам перезаряжает, сам разбирает и собирает. Это обеспечивает безопасность снайпера во время выполнения задачи. Мне в порядке исключения разрешили разобрать и собрать две винтовки. Они разные – по функционалу и техническим характеристикам, поэтому, отправляясь на задание, снайпер должен самостоятельно определить, какая винтовка будет служить ему сегодня. Артем Жуков объясняет: от правильного выбора зависит и вероятность выполнения задачи.

Когда Артем чистит винтовку, то никогда не снимает прицел: есть риск, что он собьется. Протирает его мягкой тканью. Разбираются ВСС и СВД-С тоже по-разному. Как правило, чем компактнее винтовка, тем из большего числа частей она состоит. С Артемом мы разобрали и собрали обе эти винтовки. Скажу честно, вряд ли вспомню сейчас порядок установки всех деталей. У Артема же этот процесс доведен до автоматизма.

Интересно, что в ОМОНе есть самые разные винтовки – современные и уже проверенные временем. Так, некоторые из них, находящиеся на вооружении в отряде, были произведены еще в 70-е годы. Основная часть оружия – конечно, производства последних лет. «В советские годы делали очень качественные винтовки, - убежден Артем. При правильной эксплуатации и бережном обращении они порой лучше многих современных».

Без шлема и бронежилета

Важный момент: снайпер, в отличие от многих других сотрудников правоохранительных органов, никогда не надевает шлем или бронежилет. Эти детали будут лишь мешать ему маневрировать на местности. Одна, даже маленькая деталь может оказаться лишней. Поэтому, отправляясь выполнять задачу, снайпер оставляет все предметы на работе.  Это же касается и мобильного телефона, который может позвонить в самый неподходящий момент. Снайпер вооружен, но защищен по минимуму. Чаще всего снайперы работают в паре, иногда в связке с несколькими товарищами. Это нужно, чтобы обеспечить дополнительную безопасность. Пока один снайпер наблюдает за целью, другие сотрудники ОМОНа подстраховывают его. При работе в паре снайперы иногда используют веревку, с помощью которой они в буквальном смысле привязываются друг к другу. Это один из способов бесшумной коммуникации.

Артем Жуков рассказывает, что через определенное время снайперы могут меняться, потому что долгое наблюдение притупляет остроту восприятия окружающей обстановки. А этого допустить никак нельзя. Конечно, в этой короткой публикации мы не сможем изложить даже основы работы снайпера, но некоторые факты будут интересны читателю. Сам Артем настолько увлечен работой, что не забывает о ней даже дома. Его любимый сериал, конечно же, про службу в отряде мобильном особого назначения. «Сейчас таких сериалов много. Мне нравится многосерийный фильм «Морские дьяволы». Там очень много вымысла, но я считаю, что все равно по телевизору смотреть больше нечего. Поэтому предпочитаю фильмы о том, что мне близко», - говорит он.

Всегда в форме

На самом деле в этой работе интересно все – от выбора оружия и формы до определения методики стрельбы и боевой тактики. Существует три вида формы бойца этого отряда. Синяя, повседневная, пригодится для внутренней службы в отряде -  в ней бойцы ОМОНа ходят в наряд. Форма расцветки «серый камыш» подходит для выполнения спецмероприятий в условиях города. Зеленая (или полевая) -  для задач в условиях лесистой местности, в ней же бойцы ездят на стрельбы. Наверняка вы видели в художественных фильмах снайперов в белом. Но, как объясняет мне Артем,  это не форма, а маскировочный халат - он надевается поверх брюк и куртки. 

Есть еще и балаклава, ее мне тоже предложили примерить. Головной убор, названный в честь крымского портового города, обеспечивает снайперу конфиденциальность. По сути, это просто черная тканевая маска, полностью закрывающая лицо. Есть в ней только небольшая прорезь для глаз. Эта маска применяется не только снайперами, но и лыжникам и альпинистами. Почему она так названа? Есть легенда, что солдаты британской армии во время Крымской войны так сильно мерзли под Балаклавой, что придумали вязаную шапку с таким же названием. Сейчас балаклаву шьют из легкой синтетической ткани – она нужна не для согревания в мороз, а для того, чтобы личность снайпера осталась засекреченной.  

Артем Жуков рассказывает, что балаклаву используют редко – когда нужно скрыть свое лицо и ночью для обеспечения дополнительной безопасности.

Трудно ли быть снайпером? Конечно. В этой работе множество разных нюансов, которые необходимо учитывать, и никакая, даже самая подробная, публикация не раскроет всех секретов. Не удастся нам рассказать и обо всех сложностях этой профессии.

Неразрешимых задач для снайпера нет, но сделать выстрел всегда непросто. Порой  во время спецопераций снайперам приходится держать под прицелом винтовок опасных преступников, предотвращать теракты, а значит, спасать людей. Но все же… как выдержать такую мощную психологическую нагрузку? Первые годы работы все сотрудники подразделения находятся под пристальным наблюдением старшего психолога ОМОНа Управления Росгвардии по Ивановской области майора полиции Максима Бялека. О его работе и психологических аспектах службы в ОМОНе мы расскажем в одном из ближайших номеров.

Самые читаемые статьи

Анна Кораблева

Семь футов под килем

«Ах, какие корабли!». Это восклицание, оброненное прошлой осенью Юрием Марушкиным на выставке в «Классике», где Эдуард Донцов представлял крымские пейзажи из своей коллекции, стало отправной точкой для нынешней экспозиции.

Светлана Григорьева

Наказать нельзя перевоспитать

Как изменилась система УФСИН за последние десятилетия?

Ольга Смирнова

По горячим следам

19 октября – День образования службы криминалистики

Ольга Смирнова

Все, что нам нужно - это «4Love»

О четверке не из Ливерпуля, а из Русского Манчестера