БАННЕР
Дарья Капкова
В коллекции Сергея Частилова пять тысяч экземпляров, некоторые из них занесены в Красную книгу

Ивановец Сергей Частилов уже 30 лет собирает бабочек и насекомых со всего мира. В его коллекции – пять тысяч экземпляров, некоторые из них занесены в Красную книгу. Сейчас часть уникального собрания можно увидеть в музейно-выставочном центре на Советской, 29. Во временной экспозиции «Красавицы и чудовища» представлены не только бабочки, но и летучая мышь, мечехвост, скорпионы, жуки, крабы...

«Ловите бабочек»

Сергей зажегся коллекционированием «красавиц и чудовищ» после первого курса биолого-химического факультета ИвГУ: «Нас отправили на практику по беспозвоночным и растениям в Кинешемский район. Всем дали сачки – нужно было собрать 40 семейств насекомых.

Дипломная работа тоже была связана с бабочками – «Дневные чешуекрылые Шуйского района». В 1860-е некто Калужский составил список дневных чешуекрылых Шуйского уезда, поэтому с преподавателем Александром Михайловичем Тихомировым возникла идея посмотреть динамику за 100 лет: что появилось, что исчезло. Помню, работа была уже написана, надо было защищаться, а весной полетели абсолютно новые бабочки.

Первая моя бабочка – редкая ночная павлиноглазка Павония – далась в руки легко. Может, поэтому, сразу пошел драйв, адреналин?»

Энтомолог признается: в нашей области бабочки скучные. За необыкновенными экземплярами надо ехать на Мадагаскар, в Таиланд, Америку или в Монголию. Туда ивановский коллекционер не раз отправлялся в экспедиции.

«Обалдеть, какая находка»

«Монголия выбита скотом, все растения уничтожены. Представьте наше удивление, когда мы обнаружили природу, абсолютно нетронутую человеком. В небольшое ущелье, в котором протекает ручей, скот зайти не может. И вот перед нами долина, полная цветущих растений. Там мы отрывались в течение недели – ловили сатиров (крупных дневных бабочек). Крайне редко у них бывают мутации, половой диморфизм, когда бабочка оказывается наполовину самцом, наполовину – самкой. И вот я поймал такую и дальше пошел – даже не заметил. А вечером, когда разбирали материал, шеф сказал: «Это же надо! Обалдеть, какая находка!» Должна быть доля везения. Не каждому такие бабочки в руки даются».

В коллекции Сергея Частилова есть два вида бабочек, пойманных в Монголии и названных в его честь: «В поле ты не можешь понять – открыл вид или нет. За три года экспедиций в Монголии обнаружили 35 новых видов и подвидов бабочек (в большинстве случаев – высоко в горах). Пестрянка Частилова живет прямо под снегом. Интересно, что в крови у нее содержится цианистый калий. Чернушка Частилова относится к сатирам, ее только хотят признать отдельным видом».

Иногда запоминаются не удивительные находки, а места, где удалось побывать. На Баргузинский хребет Сергей отправился за бражником: «Добирались до этих гор три дня через реки, сбиваясь с пути и ночуя в болоте. Лагерь решили разбить внизу, а сами полезли на макушку. На высоте лежит снег, из-под которого пробиваются первоцветы, здесь же летают бабочки. Забравшись на макушку хребта, увидели перед собой Байкал. Непередаваемые ощущения».

Всё включено

Поиск бабочек и насекомых – занятие хлопотное. И в некоторой степени опасное: «Когда были в экспедиции на Енисее, меня попыталась «словить» бабочка – захотела отыграться за всех пойманных мною. Залетела ко мне в ухо и начала сильно возмущаться – развернуться не может, тревожит барабанную перепонку. С помощью пинцета с трудом достали. Надо ведь и бабочку попытаться сохранить», – сетует Сергей.

«В одной из экспедиций в Монголии ловили желтушку. Поскольку ее долго не было, решили разделиться: один пошел в горы, другой – вниз по течению, а я – на параллельную речку, на суходол. Когда добрался, то увидел, что бабочки здесь летают сотнями. Побежал с сачком в надежде поймать как можно больше, но вскоре вступило в спину. Рассудив, что на этом мои бабочки закончились, пополз пять километров до лагеря на карачках. Дня три лежал скрюченный. Ну а как без этого? Это всё входит в стоимость экспедиции», – смеется Сергей.

«На укусы насекомых мы закрываем глаза. Когда идешь из последних сил с тяжеленным рюкзаком и на тебя садятся огромные слепни, чтобы напиться крови, уже нет сил их отогнать. Насытившись, слепни медленно улетают. А ты только думаешь: «Так можно весь запас крови потерять». Но это тоже входит в стоимость, – размышляет коллекционер. – Экспедиция – не увеселительная прогулка, она подразумевает некоторый экстрим».

 

Выставка «Красавицы и чудовища» продлится до 9 марта в музейно-выставочном центре на Советской, 29. Дальше бабочек Сергея Частилова ждут Тула, Владимир, Крым.

Самые читаемые статьи

Александр Мухин

Затерянный мир под Каменкой

Очень редко в жизни что-то превосходит ожидания – то ли они слишком завышены, то ли события с возрастом становятся не такими яркими, не знаю. Но вот на днях провел пару дней в Каменке, в Вичугском районе. Сама Каменка мало чем примечательна – маленький поселок на слиянии Сунжи и Волги, много таких. Тысячи 3-4 населения и текстильная фабрика. А вот рассказы о Стрелке давно меня притягивали

Николай Голубев

Вокруг «младшего брата»

В течение года на втором этаже художественного музея будет работать выставка «Мое святое ремесло. Цветаевы в кругу русских художников»

Михаил Тимофеев

Город-фабрика постиндустриального периода

В Иванове фабрик больше, чем монастырей во всех городах Золотого кольца, вместе взятых. Текстиль – это наше всё, нравится это кому-то или не нравится. Иваново – город-фабрика, ставший столицей маленькой равнинно-фабричной цивилизации, возникшей 276 лет назад. Как живет и работает, переживается и воспринимается сейчас индустриальное наследие, в ландшафте которого мы пребываем практически постоянно?

Янина Коновалова

Дети, родители и торговые центры

Рассуждаю вместе с Еленой Пилиной – мамой, предпринимателем и консультантом компании «Умница» по раннему развитию детей. У Елены точка продаж в одном из торговых центров, она имеет возможность наблюдать за поведением посетителей