БАННЕР
Александр Горохов
бренд скорее жив, чем мертв

«Оле-оле, оле-оле, поем мы все о текстиле» – эта кричалка ивановских футбольных фанатов по-прежнему напоминает о былой славе Иванова, текстильной столицы России. Но в разговорах горожан общим местом стало противопоставление закрытых текстильных фабрик с постоянно открывающимися торговыми центрами.

Надо производить? Надо. А торговать не надо? Это второстепенно. А швейка? Это серые схемы, и кто их видит в подвалах. Со стереотипами трудно бороться. Статистика по производству тканей в Ивановской области своеобразна в силу изменения правил отчетности. Трудно сравнивать даже уровень выпуска тканей. Хотя текстильные предприятия и в области, и в областном центре, конечно, есть, они работают и даже намерены развиваться.

Попробую объяснить ситуацию, как говорится, на пальцах.

Как это всё случилось, в какие времена

Без истории не обойтись. Она, конечно, не в пользу перемен, но многое объясняет.

После развала Советского Союза возникли проблемы как с хлопком, который независимый Узбекистан перестал поставлять по прежней схеме, так и со сбытом продукции, которую прежде все покупали «по плану». Но в 90-х руководители области считали, что можно еще работать по-прежнему – решать вопросы с помощью министерств, договоренностей с другими регионами, наконец, с помощью бюджета. Легендой стал «Английский проект», заведомо убыточный и закредитовавший всех текстильщиков. Но тогда важна была социальная составляющая (сохранение рабочих мест), а не экономическая.

Сразу выявился спектр проблем. У бывших «красных директоров» хватило ума приватизировать предприятия, выкупив акции у работников по бросовым ценам. Но с менеджментом и маркетингом было тяжело. В итоге рухнули наши текстильные гиганты, и на их обломках тут же появились энергичные люди. Это было объективно. Фабрика им. Балашова, по всеобщему признанию, была построена с расчетом на дешевую электроэнергию, не энергоэкономны были меланжевый и камвольный комбинаты. Областная власть до конца боролась за сохранение рабочих мест там, но административные меры уже не действовали.

В итоге выжили те, кто работал на до сих пор ругаемой давальческой схеме. Никаких вложений в развитие производства, «разреженка» (удивительное ивановское изобретение, нарушавшее все нормы ГОСТов, но позволявшее экономить). Эти смогли дотянуть до нулевых.

Текстильная отрасль в стране в то время рухнула до десятых долей процента от ВВП и перестала быть интересной министрам-капиталистам. При этом ивановские предприятия, напротив, увеличили объем выпуска продукции.

От прядения и ткачества – к отделке. И торговле

В 2000-х в Ивановской области работало около полусотни производств, появились инвестиции. Поняв, что хлопкопроизводящим странам выгоднее самим прясть и ткать, наши производства переориентировались на отделку. Прядение практически умерло, ткачество кое-где сохранилось, отделочные машины все стали завозить импортные. И это тоже было объективно. Тягаться с ценой китайских и пакистанских тканей невозможно. У них теплее (не надо тратиться на отопление), больше дешевой рабочей силы. Зато у нас еще были профессиональные кадры. И объемы выпускаемых тканей снова стали достигать почти советских отметок, появились текстильные холдинги. Полуживые производства скупались новыми владельцами недорого, в том числе с помощью процедуры банкротства. В холдингах одни ткали, другие отделывали. Но главный плюс состоял в централизации продаж. Появились бренды ивановских комплектов постельного белья. Огромное число швейных цехов этому способствовало. При каждом холдинге работали торговые дома. Параллельно мелких продавцов привлекали рынки, которые легализовались и стали крупными торговыми комплексами.

И это, заметьте, не было элементом какого-то злого умысла или заговора. Рыба ищет, где глубже, а текстильщик – где выгоднее. Текстильный кластер давно существует, несмотря на все попытки государства его формализовать и выдать за свое достижение, и сегодня именно текстиль является основой экономики Ивановской области.

Есть ли еще производственные мощности у производительных сил?

Как обстоят дела сейчас? Для тех, кто выжил после кризисов 2005-2006 и 2008 годов, когда цена на хлопок выросла в 2,5 раза, сейчас значительно лучше, чем тогда. При общем снижении уровня промышленного производства «текстиль» растет. И, по словам экспертов, будет расти на 1-2% в год. Доля текстильной промышленности в промышленном индексе Ивановской области – 30%, а производство тканей за 2017 год выросло с 1051 до 1081 млн квадратных метров.

Минпромторг разработал множество программ по поддержке производства, и крупные ивановские предприятия ими успешно пользуются. Речь, например, о программе поддержки моногородов, которая скоро будет работать в Наволоках и на которую могут рассчитывать многие наши производства – а это значительные льготы и по налогу на прибыль, и по налогу на зарплату. Есть подвижки и по ограничению экспорта – той самой марли, на которой у нас многие работают. Есть заказы Минобороны – тут первый, конечно, парашютный завод «Полет».

На мой запрос департамент экономического развития и торговли прислал список 32 текстильных предприятий. Среди них есть и отделочные, и ткацкие производства, и трикотажники, и швейка. Большинство по-прежнему входят в холдинги. Крупнейшее производство – «Шуйские ситцы» (с ткацкой фабрикой в Фурманове). «ТДЛ Текстиль» объединяет такие производства, как «Красная Талка» (Иваново), «Навтекс» (Наволоки), «Томна» (Кинешма) и успешно работает на экспорт. «Нордтекс» работает с предприятиями «Самтекс» (Самойловский комбинат в Иванове), «Родники-текстиль», фабрика им. Шагова, «Красинец». У РОСКО – фабрика им. Ногина и «ЗиМа». Южская «Мануфактура Балина» начала осваивать производство котонина. Сразу несколько предприятий, включая ткацкие производства, работают в Савинском районе (Архиповка, «Солидарность»), в Родниковском (в пос. Каминский), в Вичугском («Красный Октябрь»), в Лежневском (Новые Горки). На аренде функционирует бывший Яковлевский льнокомбинат в Приволжске. В районах-то текстильные кадры традиционно лучше сохраняются. В Иванове по-прежнему работают не только швейные цеха и логистические центры, но и целый ряд производств.

Это – жизнь. Можно вспоминать былые объемы комбинатов и ткачих-ударниц в косынках. А можно и нужно работать в существующих условиях.

 

Самые читаемые статьи

Анастасия Басенко

Всё переплетено

Ивановский ситец дополняет реальность в «Гараже»

Наталья Мухина

Из больницы – только домой

Пять лет назад был открыт новый хирургический корпус Областной детской клинической больницы

Николай Голубев

Для театралов-малышей

В ближайший раз «Теремок» заявлен в афише 4 ноября

Анастасия Коныгина

В автошколу приняли не сразу

Как добиться желаемого, если твои возможности ограниченны?