БАННЕР
Михаил Тимофеев
В первые годы советской власти свои представления о возможном облике будущего высказывали представители самых разных социальных групп: политики, экономисты, философы, архитекторы, писатели и проч.

В сфере градоустройства идеи дезурбанизма активно отстаивались некоторыми советскими теоретиками с начала 1920-х годов вплоть до начала 1930-х. Было, в частности, высказано предложение решить проблему уничтожения противоположности между городом и деревней путем создания вдоль автострад ленточных поселений с индивидуальными жилищами. Мечтающий о крестьянской утопии экономист А. Чаянов так описывал эту идиллию: «Город как будто бы и не кончался. Направо и налево тянулись такие же прекрасные аллеи, белели двухэтажные домики, иногда целые архитектурные группы, и только вместо цветов между стенами тутовых деревьев и яблонь ложились полосы огорода, тучные пастбища и сжатые полосы хлебов». Предполагалось, что идею городов-садов английского социолога-утописта Эбенизера Говарда надо не отрицать, а видоизменить в полном соответствии с задачами рабочего класса. «Проще говоря, у нас должны быть города-сады не того типа, который мы встречаем в западноевропейских странах, а пролетарские города-сады...» – писал П. Кожаный в статье «Рабочее жилище и быт» в 1924 году.

Первый и Второй

Первым и самым масштабным товариществом в Иваново-Вознесенске стал РЖСКТ «Первый рабочий поселок» на 8000 жителей. Его проектирование осуществляло Московское акционерное общество «Стандарт», дизайнерское бюро которого возглавлял Л. Веснин, а непосредственно над проектом работал архитектор В. Семёнов. Проект предполагал строительство типовых двухэтажных фахверковых домов, конструкцию которых разработали специально приглашенный инженер А. Говве и архитектор О. Вутке. Детали каркаса поставлял Кинешемский лесопильный завод «Заветы Ильича». Строительство поселка началось в 1925 году. В центральной части находились 10-квартирные и 8-квартирные дома, на границах поселка 4-квартирные и 2-квартирные дома-коттеджи с приусадебными участками. Всего до 1928 года было построено 144 дома. Район тогда называли «ивановской Голландией» или «ивановской Швейцарией». На улице Ленинградской возвели школу, детский сад-ясли и амбулаторию на улице Красных Зорь. По сей день на территории, ограниченной современными улицами Парижской Коммуны, Кузнецова, Мархлевского и Шевченко, сохранилось довольно много «домов мечты». Свой ресурс они выработали ко времени московской Олимпиады, потускнела желтая краска стен и красные балки каркаса, но сады по-прежнему цветут каждой весной…

Второй рабочий поселок, который начали возводить в 1925 году возле железнодорожного вокзала, проектировали архитекторы Иваново-Вознесенского государственного текстильного треста (руководители бюро инженер Н. Рудницкий, архитектор А. Стаборовский). Он состоял из нескольких десятков типовых 6-квартирных домов с краснокирпичным первым и рубленым вторым этажами. Большие остекленные террасы в торцах домов, высокие мансардные крыши и большие окна выглядят современно и в XXI веке. О выгодах расположения на улицах Октябрьской и Фурманова не стоит и говорить.

Вероятно, обо всех ивановских рабочих поселках сейчас знают человек пять или шесть. Безусловно, один из них – краевед А. Тихомиров. Многие не представляют даже, где находится Второй рабочий поселок, а ведь был и третий. В 1927 году Объединенной Сосневской мануфактуре выделили землю в конце улицы Сакко для строительства поселка «Пролетарский текстильщик», который впоследствии и считали третьим. Из четырех домов сейчас сохранился лишь один, за номером 34.

Никогда не бывавший в Иваново-Вознесенске В. Маяковский в 1928 году написал о том, что «десять лет – и Москва и Иваново и чинились и строили наново. В одном Иванове – триста домов! Из тысяч квартир гирлянды дымов». На самом деле сотни домов были построены за гораздо более короткий срок. Во второй половине двадцатых и начале тридцатых годов в Ивановской губернии были построены около 40 рабочих поселков, среди которых «Новый быт» в Родниках, «Путь к социализму» в Фурманове, Арсеньевка и «Металлист» в Шуе, «Красный Профинтерн» и «Кооперативный путь» в Вичуге, поселок в Кохме и ряд других.

Единение – сила

В начале улицы Парижской Коммуны (до 1950 года носившей в этой части название улица Декабристов) обращает на себя внимание небольшой жилой дом очень необычной формы. За ним, на улочках, уходящих в сторону Глинищева, разместился в 1927 году поселок РЖСКТ «Объединение». Проект семи непохожих друг на друга фахверковых домов с двухуровневыми квартирами был разработан архитектором Г. Павиным. После 1937 года квартал получил в народе название «поселок гнилой интеллигенции», поскольку в нем жили профессора политеха. Конструктивной особенностью является то, что под обшивкой этих зданий находятся бревенчатые стены, в отличие от домов рабочего поселка, у которых между панелями засыпан шлак.

Прочие имевшиеся в городе примеры малоэтажного строительства за редким исключением не столь оригинальны внешне. При проектировании часто использовались приемы традиционной деревянной архитектуры. Обычно это были одноэтажные дома на две семьи. Так создавались в 1924-1927 годах поселки «Единение – сила» в конце Ярославской улицы, «Прогресс» на Большой Воробьёвской и Первомайской, «Красный химик» на Чернышевского и Максима Горького, «Свет и воздух» в Пустошь-Боре. Как отмечают исследователи, новые веяния выразились в рисунке резных наличников и лопаток, в который включалась революционная символика: пятиконечные звезды, серп и молот и др.

Ряды домов на Первом рабочем поселке в течение последних лет десяти заметно поредели. В конце прошлого года снесли последний из трех 8-квартирных домов губисполкома на улице Колотилова, созданных по проекту П. Гнусина в 1928 году. Еще в 2007 году были уничтожены три изящных двухэтажных дома в Конспиративном переулке.

Дух времени

В 1919 году в «Декларации У-эли-стов» Казимир Малевич предложил каждые десять лет сносить города и строить их заново. Многие из жителей зданий, возведенных в конце двадцатых, охотно подписались бы под этим заявлением. Но, как я мог заметить, ухоженность этой части частного сектора пропорциональна количеству квартир. В подъездах домов на 8 или 12 квартир часто пахнет кошками, счастливо избежавшими встречи с Шариковыми. Не спасают от вони распахнутые на улицу двери и частично выбитые стекла на лестничных площадках. Дома на две квартиры, даже если и не обшиты сайдингом и не имеют пластиковых окон, выглядят вполне симпатично.

Ко всему этому, разумеется, еще раз нужно добавить, что все сохранившиеся постройки двадцатых годов через пару месяцев будут утопать в духовитой пене цветущих кустов и деревьев. Так что запланируйте знакомство с красными кущами именно на это время.

Самые читаемые статьи

Константин Соцков

Свет есть, дороги нет

Улица Лакина

Николай Голубев

Жить на четыре тысячи в месяц, чтобы стать магистром

Студент Дмитрий Федоров оказался практически без средств к существованию

Наталья Мухина

Киномеханик, который не смотрит кино

История о том, кто и как показывает вам фильмы

Дарья Капкова

Человек, которому приходится видеть больше других

Как к жизни в городе приспосабливаются тотально слепые или люди с почти полным отсутствием зрения?