БАННЕР
Михаил Тимофеев
Улица, названная в 1950 году в честь «всесоюзного старосты» М.И. Калинина, находится в самом центре города Иваново. С 1927 по 1950 год она, собственно, так и называлась – Центральная

В данном случае Центральная вовсе не означает, что она главная. Диалог-конфликт сельского и вселенского в амбициях проектировщиков 1920-х годов не дал возможности сделать улицу достаточно широкой. Общественный транспорт заворачивает на нее только на участке от 8 Марта до Громобоя. От железнодорожного вокзала до Банного мостика через Уводь можно дойти за полчаса прогулочным шагом. Но направление нумерации домов идет от реки и до предполагаемого центра города, так что дом № 1 находится на углу с 8 Марта. Городские артерии, по которым регулярно передвигаешься, по всей длине воспринимаются линейно, как целостная историяот А до Я. Калинина воспринимается фрагментами, разбросанными по укромным уголкам памяти.

Обычная такая улица

Это очень ивановская улица. Во-первых, она чрезвычайно советская. Возникшая буквально из грязи местечка Ямы. Лишенная планировочного единства, совместившая архитектурные эксперименты от города-сада и конструктивизма до брежневок. Новодел последних лет присутствует лишь в облике переоформленного в нулевые фасада «Ивэнерго», поскольку большим деньгам чужероден аскетизм архитектуры двадцатых. При всем этом идея города-сада, реализованная на пересекающих Октябрьской и Фурманова, дала плоды, и практически по всей своей протяженности улица с весны до осени покрыта зеленью.

Второй рабочий поселок скрыт от глаз со всех улиц, по которым проходят маршруты общественного транспорта. В отличие от Первого рабочего поселка он не производит впечатление глубокого упадка и запустения. Разве что покосившиеся заборы и прореженный штакетник портят благостную картину идеального жилья для новых советских людей. Сейчас это вполне дачное место, где хорошо жить летом и дразнить жильцов соседних многоэтажек запахом барбекю.

Фасады не молчат

Судя по отсутствию мемориальных досок на постройках, слава к жителям улицы еще не пришла. Куда более элитарное жилье сталинского времени с указанием на мраморе имен выдающихся жильцов и их заслуг расположено в других местах. Но социальная стратифицированность здесь если уж и не ощущается, то угадывается по лепнине на фасадах и высоте окон, а следовательно, и потолков. Дома № 6 и 8 будто сошли с экрана фильмов о советских пятидесятых. Вот-вот донесутся из открытого окна звуки «Пионерской зорьки» и выбегут на улицу детишки в красных галстуках. Однако это не более чем иллюзия. Чтобы понять, что то время ушло, достаточно увидеть остекловку балконов, разрушающую эстетические претензии позднесталинского времени.

Порой это выглядит достаточно контрастно, как, например, в доме 21. Создается впечатление, что внешний облик здания абсолютно безразличен даже тем жильцам, которым дорог уют и комфорт. Утраченные балясины на не очень функциональных балкончиках свидетельствуют не только о несостоятельности владельцев и управляющей компании. Эстетика балконов-голубятен на элитном жилье пятидесятых, кажется, уже никого не смущает. Возможно, упадок дома начался с надстройки после войны пятого этажа? Впрочем, вряд ли…

Есть на пересечении с Громобоя два жилых дома, эстетический посыл которых направлен прежде всего вовне. Это 104-квартирный дом горсовета и 100-квартирный дом специалистов. Первый построен из красного кирпича в узнаваемых формах конструктивизма с его смещенными объемами и разноэтажностью. Для создания второго уже использовали местный силикатный кирпич и вполне классические фронтоны.

Облик и того и другого здания за более чем 80 лет изменился. С последнего убрали декор, отсылавший к его конструктивистскому происхождению, а первый, оставаясь верным этому стилю, лишился практически всех балконов. Расположенные на разных этажах двери, ведущие в никуда, смотрятся весьма сюрреалистично. Думаю, что уличные художники уровня Бэнкси или Тимы Радя вполне смогли бы обыграть это исторически сложившееся недоразумение и продвинуть Иваново в сфере стрит-арта. Но где Бэнкси и где Иваново?.. Впрочем, екатеринбуржца Тимофея Радю можно пригласить этой осенью на фестиваль современного искусства «Первая фабрика авангарда» для проведения мастер-класса.

Наиболее достойными для обозрения с улицы стоит считать пятый и седьмой дома, фланкирующие въезд на улицу Дунаева. Этот конструктивистский ансамбль был спроектирован в далеком 1929-м местным архитектором Н.И. Кадниковым. И даже застекленные балконы не способны убить красоту выразительных форм здания с полукруглыми эркерами.

Дворы ушедшего детства

Об этой улице можно было бы сказать, что она не представляет собой ровно ничего особенного. Но для настоящих ценителей городской фактуры подлинное очарование этой улицы скрыто во дворах. Но далеко не во всех. Так что без сталкера в деле поиска жемчужин дворовой эстетики вам не обойтись. Итак, следуйте, за мной! Сверните на улицу Дунаева. Слева увидите краснокирпичную стену, к которой со стороны двора прилепились деревянные сарайки тридцатых годов. Некоторые из них выглядят вполне аутентично. Красота этих малых архитектурных форм в деталях. В решетках воздушных окон, в форме дверей. Ну и, конечно, просто в фактуре старого дерева, не обшитого сайдингом.

Вполне возможно, что, отстаивая право на существование ивановских древностей, я напоминаю английского эстетика Джона Рёскина, питавшего отвращение к железнодорожным вокзалам, в меру своих сил пытался остановить технический прогресс. Старым анекдотом веет от истории о том, что свои собственные сочинения, печатавшиеся в сельской местности, в типографии, стоявшей посреди сада, он рассылал дилижансом, не доверяя их поезду, чтобы они не загрязнились сажей при перевозке.

Белый город Тель-Авива, созданный выпускниками немецкой школы дизайна Баухаус, представляет собой заповедник архитектуры 1920-40-х. В 2003 году он был взят под охрану ЮНЕСКО. У нас же далеко не все здания короткого взлета Иваново-Вознесенска времен существования Ивановской промышленной области взяты под охрану.

Но вернемся во дворы. Порой в них интересно просто рассматривать окна. Особенно окна кладовок дохолодильной эпохи. Иногда можно поражаться инновациям в сараестроении. И всегда можно представлять, как славно здесь игралось в прятки и классики. Впрочем, в классики там играют по сей день.

Перекресток просвещения у реки

Самый старый дом на этой улице открывает ее нумерацию. Это бывшая частная женская гимназия М.И. Крамаревской, ставшая десятой поликлиникой. А вот профиль деятельности у здания напротив не изменился. Строительный техникум сначала стал индустриальным, потом инженерно-строительным институтом, затем академией, университетом. Сейчас это один из корпусов ивановского политеха. Здание, созданное в 1931 году по проекту уже упомянутого Н.И. Кадникова, было реконструировано в 1950 году по проекту Г.К. Ливанова. Оригинальности этому сооружению изменение внешнего облика не прибавило.

От перекрестка с 8 Марта начинается спуск к Уводи и Набережной улице. На правый берег ведет пешеходный Банный мостик – романтическое место, своего рода символический центр города, более известный горожанам, чем точка конфлюэнции.

Самые читаемые статьи

Янина Коновалова

Дети, родители и торговые центры

Рассуждаю вместе с Еленой Пилиной – мамой, предпринимателем и консультантом компании «Умница» по раннему развитию детей. У Елены точка продаж в одном из торговых центров, она имеет возможность наблюдать за поведением посетителей

Александр Горохов

«Эй, пацан, стоять! Ты откуда?»

Мужские истории

Николай Голубев

Каков процент хороших врачей

К дню медицинского работника

Редакция РК

«Зеркало» - победы

Гран-при XII фестиваля имени Андрея Тарковского получил израильский фильм «Не забудь меня» режиссера Рама Нехари