БАННЕР
Александр Мухин
Очень редко в жизни что-то превосходит ожидания – то ли они слишком завышены, то ли события с возрастом становятся не такими яркими, не знаю. Но вот на днях провел пару дней в Каменке, в Вичугском районе. Сама Каменка мало чем примечательна – маленький поселок на слиянии Сунжи и Волги, много таких. Тысячи 3-4 населения и текстильная фабрика. А вот рассказы о Стрелке давно меня притягивали

Стрелка – старинная деревушка по ту сторону Сунжи, статно возвышается на высоком берегу, тает в закатах и плывущих облаках. Солнышко садится за ней, и она на глазах пропадает в тени, остается только темный лес, силуэты крыш, связанные в ломаную линию горизонта, да белокаменная церквушка с поблескивающими куполами. Видел ее из Каменки много раз.

Детство и юность я прожил в Вичуге. Увы, многие знают город как криминальную столицу области, а не как родину выдающихся русских предпринимателей Коноваловых, оставивших потрясающее культурно-историческое наследие. Историю родного городка, как мне казалось, знаю хорошо. И, конечно, историю Коноваловых – а оказывается, с легендарными фабрикантами переплетено прошлое не только Вичуги, но и Каменки, и Стрелки.

Я поехал в Каменку, на два дня по работе и, пользуясь случаем и великолепной погодой в 27 градусов, прихватил велосипед, рассчитывая наконец-то прокатиться по другому берегу, посмотреть Стрелку.

Машины не ездят

Местный житель показал мне на карте маршрут: там Стрелка, дальше Борщевка – разрушенная усадьба Коноваловых, и пожелал удачи. Из центра Каменки я направился к одному из двух пешеходных мостов через Сунжу, ведущему в Стрелку (он справа и ближе к Волге). Второй мост связывает с Кузнецовом, отсюда название Кузнецовские лавы – по нему я возвращался.

Поднялся по не очень крутому склону и первое впечатление – горная деревенька. Единственная улица, засыпанная гравием, слегка извиваясь, уходит вверх. Дома адаптированы к ландшафту и зачастую походят на шале (одна сторона двухъярусная). Девственно чисто, ухоженные кусты и деревья. Это явный признак обжитого места, чувствуется запах культуры тех лет, когда понятие душа имело и материальное воплощение. Наверху, в конце деревни, храм: тот самый белокаменный, который сто раз видел – выглядит как на картинке.

Там всё как на картинке: в девять утра людей я не встретил, и машин вообще нет! Дело всё в том, что на автомобиле сюда можно добраться только на пароме или зимой по льду. Хотя дороги гравийные, более чем удовлетворительного качества, особенно хороши для горного или циклокроссового велосипеда.

Здесь пел Шаляпин

Следующим пунктом была Борщевка. Я проехал несколько километров вглубь, до усадьбы, некогда принимавшей важных гостей и, безусловно, вдохновлявшей самих Коноваловых. Прилегающий к разрушенной усадьбе лес – это парк в духе Коноваловых: всё делали с размахом, с душой. Фабриканты Коноваловы – выходцы из крестьян, первопредок которых выкупился из крепостных и создал текстильное предприятие. Наследники только приумножали состояние и при этом вкладывали в город, в людей. В Вичуге построены два поселка для рабочих – Сашино и Сережино, колоссальный комплекс больницы для рабочих, целый район домов для медиков, и парк, в котором есть фантастический культурный центр – здание с несколькими фронтонами, колоннадой и неповторимым концертным залом. Фёдор Шаляпин пел на этой сцене. Говорят, перед концертом он остался один в этом зале и наслаждался звучанием собственного голоса, восхищался акустикой.

Без инвестиций

Трехсотметровая липовая аллея в Борщёвке, ведущая к усадьбе, с пением птиц, жужжанием снующих насекомых и мягким шелестом листвы, при полном отсутствии людей – это другая планета. Усадьба, к сожалению, разрушена, всего четыре года назад ее растащили дачники на бут для фундаментов домов.

Пятнадцать лет назад предприниматели пытались ее купить – хотели за пять, администрация сказала: восемь! Ребята построили экоотель «Романов лес» в соседней области, а усадьбы больше нет, как и моста через Сунжу, инвестиций, налогов, рабочих мест. Russian Creasy.

Полюбовался на разрушенный храм, усадьбу, вековой дуб и под громадным впечатлением отправился дальше. Миновал старинную деревеньку Никулино, проехал насквозь Луховец. Единственная достопримечательность в нем – очень-очень «горный» извивающийся спуск к мостику через ручей, усланный булыжником, точно в Грузии или Дагестане.

Американский магазин

После ручья подъем в гору, немного поработал ногами, еще три-пять километров полями – и я Кузнецово. Давая напутствие, мне сказали: в Кузнецово поедешь, увидишь американский магазин и спустишься к лавам. 

– Американский? – переспросил я.

– Увидишь поймёшь!

Я в шоке: в Ивановской области в деревне Кузнецово какой-то креативный советский архитектор (а не исключено, что и дореволюционный) построил магазин в стиле деревянных городских построек времен Дикого Запада в США – кантри-стиль.

Мост волной

Миновав деревушку, выехал к небольшому сосновому бору, сквозь который лежал путь дальше, а по левую руку открывался вид на зеленый лужок с низиной. Почти идеальной формы, с почти идеальным газоном. На другой стороне стояли дома, на лугу паслась пара ухоженных коров – Австрия или Швейцария, подумал я и сделал пару фото. По пути повстречался с дивным старичком и минут двадцать слушал его рассказы о местных красотах, ягодах и грибах, о том, как был молодым и всю страну объездил, а остался здесь.

Через полсотни метров открылась она – вишенка на торте: я очутился на высоком берегу с поистине потрясающим видом. Потом въехал на Кузнецовские лавы. Триста-четыреста метров пешеходного моста, сделанного пролетами. Пролеты то ниже, то выше, местами едва под воду не уходят. Панорама этого моста украсит коллекцию даже самого взыскательного фотографа и любителя.

В Каменке велокомпьютер зафиксировал 30 километров пробега. Не так уж и много даже для неподготовленных ценителей красоты. Вернусь сюда еще – осенью или зимой и посмотрю, как будет выглядеть этот «затерянный мир».

 

Самые читаемые статьи

Наталья Мухина

«Тонкие настройки» лечения

ГКБ № 7 получила аккредитацию на проведение клинических исследований

Алексей Машкевич

Вячеслав Кирюхин: «Мы наполнили проект удивительными и неравнодушными людьми»

Беседа с координатором партийного проекта «Историческая память» в Ивановской области

Николай Голубев

Высшая бесхозяйственность

В оперативном управлении Ивановского политехнического университета находится около 80 зданий. Для учебного процесса используются только четыре, еще в трех разместились общежития. Остальные объекты или заброшены, или сдаются в аренду

Владимир Шарыпов

Как изменится центральная часть города

Рубрика - "Слово мэра"