БАННЕР
Янина Коновалова
О незрелом родительском поведении

Самые красивые корабли разбиваются о неказистые, забытые картами, но устойчивые берега. Самые лучшие намерения бьются о старые, неактуальные, но устойчивые убеждения. Бьются о мысли.

Когда родитель, сокрушаясь о своем крике на ребенка, ищет методику, как ему больше не срываться, он часто не знает одного нюанса: ни одна методика не будет работать, пока мы опираемся на собственное убеждение, что нам можно кричать на ребенка. До тех пор, пока в голове есть мысль: «Мне можно, потому что...» – мы не изменим свое поведение.

Мне плохо – пусть будет плохо и ребенку. Я не понимаю ребенка – я из него выбью то, что я не понимаю. Устал – имею право орать. Раздражен – имею право бить. До тех пор пока голова дает разрешение на эти низости – высокие намерения работают только в качестве самооправдания.

Мы помним, как это происходит, да? Эмоции подступают, мы сдерживаемся, сдерживаемся, затем понимаем, что вот-вот сорвемся, пытаемся себя остановить, останавливаем, балансируем на грани и вдруг: «Можно – фас!»

Эта статья для родителей, которые осознают всю неправоту своего стихийного буйства. Не знаю, сколько нас, но верю, что с каждым годом всё больше. Ваш собственный способ управлять собой рождается на стыке трех элементов: чужой информации, вашего опыта и обстоятельств, побудивших вас к поиску метода. В чистом виде ни одна концепция или совет не лягут на вашу ситуацию так, как способ, созданный вами. Но без познания чужого опыта и без новой информации мы обречены вариться во внутреннем котле переживаний долгие годы, прежде чем в нас что-то выварится. 

Поэтому мы ищем информацию, включаем в свое поведение и делаем выводы. Рекомендую делать выводы не сразу, а после 2-3 попыток изменить ситуацию найденным способом.

Внутреннее и внешнее

На одном практическом занятии в группе была расстроенная девушка. Она опустила голову, сгорбилась, волосы закрыли лицо, дышала тяжело и громко. Пришло время практики, ведущий обратился к ней, предложив помощь в изменении настроения, так как оно не подходило для дальнейшего занятия. Девушка неохотно согласилась. Ведущий попросил выпрямить спину, расправить грудную клетку, поднять подбородок, посмотреть чуть выше линии горизонта и глубоко вдохнуть грудью. Девушка всё выполнила, и на ее щеках появился румянец, на губах улыбка. Потом зрачки задвигались вправо-влево-вниз, на лбу появилась морщинка, уголки губ опустились, девушка шумно выдохнула, опустила голову, ссутулилась – и вернулась в прежнее состяние. Ведущий отправил девушку гулять до следующего занятия.

Это иллюстрация того, как наши убеждения не дают происходить изменениям, к которым мы готовы и физически, и эмоционально.

В тот момент, когда у девушки изменилось самочувствие, а следом пришли легкие эмоции, ей нужно было разрешить себе иначе мыслить. Она не разрешила – и мрачные убеждения вновь согнули ее тело, вернув тяжелые переживания. 

Предположим, что всё взаимосвязано: ум (мысли, убеждения), эмоции (чувства, отношения), тело (ощущения, поведение). Все части влияют друг на друга: мысли на то, что мы чувствуем, поведение на то, о чем думаем, эмоции окрашивают мысли в темный или светлый тон, наделяют действия легкими или тяжелыми качествами.

Девушка из примера может начать посещать сеансы массажа, избавляясь от привычки сутулиться. Танго или другие танцы помогут вернуть осанку и поднимут голову. Длительные пешие или велопрогулки наполнят легкие кислородом, энергией и вернут эмоциональную гармонию. Но если девушка оставит нетронутыми мысли о себе несчастной, то благие перемены исчезнут, как сон, а она вернется в старушечий образ.

Вдохнуть и попрыгать

Родитель, который не успевает сдержать негативную реакцию на ребенка, может, в тот же момент, отойти от малыша подальше. Затем глубоко вдохнуть и еще продолжительнее выдохнуть. Раза 3-4. Заметить, как тепло равномерно распределяется по телу. Затем активно попрыгать. И еще раз очень активно попрыгать, размахивая руками и вертя шеей из стороны в сторону. Таким образом, сильная эмоция сбрасывается окончательно. Теперь пора перевести внимание на мысли и спросить себя: кто я в этой ситуации и могу ли я, родитель малыша, быть сильнее ситуации, которая управляет и мной, и моим маленьким ребенком?

Мне кажется, все мы в детстве очень нуждались, чтобы наши родители принимали наши эмоции как есть. И очень нуждались, чтобы родитель был сильнее наших детских страстей – мог бесконечной родительской любовью потушить эмоциональный пожар внутри нас. Мы бы потом горы свернули: и с собой справились, и научились чему-то важному. Сами. С таким-то тылом!

Когда же родитель кричит, пугая детей еще больше, или шлепает, нагнетая напряжение, скукоживая тело ребенка в узел, дети учатся только выживать и пережидать создавшийся стресс. Они прячутся эмоционально, мысленно, если получится, и физически. При таком незрелом родительском поведении дети не учатся управлять поведением, познавать чувства, контролировать мысли. Так же как и родитель в этом случае ничему не учится. Проблемная эмоциональная пляска реакций и безумных мыслей продолжается.

Наш ум нуждается во внимании, иначе мы не управляем мыслями. Зато мысли управляют нами на 100%.

Самые читаемые статьи

Анастасия Басенко

Всё переплетено

Ивановский ситец дополняет реальность в «Гараже»

Наталья Мухина

Из больницы – только домой

Пять лет назад был открыт новый хирургический корпус Областной детской клинической больницы

Николай Голубев

Для театралов-малышей

В ближайший раз «Теремок» заявлен в афише 4 ноября

Анастасия Коныгина

В автошколу приняли не сразу

Как добиться желаемого, если твои возможности ограниченны?