БАННЕР
Наталья Мухина
«Мы собирались на танцы, но пришел мой одноклассник и сказал, что все отменяется – началась война. Мы не поверили ему и осознали, что случилось, только когда сами услышали официальное сообщение по радио», – так вспоминает о начале войны ветеран Тамара Николаевна Кухарук

Всего в Иванове осталось 56 жителей блокадного Ленинграда, девять из них участвовали в обороне Северной столицы. Тамара Николаевна – одна из них.

Она родилась в 1922 году в Мологе. (Сейчас такого населенного пункта не существует, город был затоплен при постройке Рыбинского водохранилища.) В Ленинграде ветеран оказалась в юности, там оканчивала школу. В субботу, 21 июня 1941 года, их класс отметил выпускной. А в воскресенье, 22-го, началась война. «Через несколько недель после начала блокады райком комсомола отправил меня на курсы медсестер, – вспоминает ветеран. – Мы проучились 19 дней. За это время, конечно, нельзя ничего узнать. Я только запомнила, как бинтовать голову, и больше ничего. Но нас сразу отправили в санитарный поезд. Мы вывозили раненых с вокзалов и станций».

В начале 1942 года Тамара Николаевна смогла эвакуироваться из города по Дороге жизни и воссоединиться с семьей в Ярославской области. Переезд был тяжелым, но женщина вспоминает, что тогда многие бескорыстно помогали ей добраться до нужной точки.

«Мне нужно было к маме, в Переборы. Это под Рыбинском. А поезд шел только через Ярославль, – описывает она. – Тогда помогли военные, которые отправлялись на фронт: пересадили на нужный поезд, накормили и узнали, как и откуда я добиралась. Домой я приехала на Пасху. Уже на вокзале было много женщин, которые возвращались из храма с освященными куличами. Странно вот, вроде война, а куличи-то были».

Там же, под Рыбинском, женщина встретила своего будущего мужа-летчика. «1 сентября 1943 года мы расписались, а в ночь с 20-го на 21-е их экипаж сбили. Практически все погибли. Про них долго не было ничего известно, и, когда мне сказали, что мой Евгений жив, я сначала не поверила. Надежды уже не было, ходило много слухов. Но муж, один из немногих, выжил при этом налете. Вылечиться ему помогли партизаны. Отдельно об этой истории писал Мукатай Жандаев в своей книге», – кивает Тамара Николаевна на небольшой затертый томик.

После окончания войны женщина много переезжала и в Иванове оказалась только в 1957-м, когда мужа перевели служить в гарнизон. Здесь, рядом с Северным аэродромом она живет до сих пор. В комнате Тамары Николаевны много предметов, напоминающих о военном времени: фотографии, книги, письма. Она даже называет это пространство не комнатой, а обителью, местом, где хранятся вещественные доказательства того, что она пережила.

Я оказалась у Тамары Николаевны накануне празднования 75-й годовщины снятия блокады Ленинграда. В эти дни всем ветеранам и участникам обороны города вручали памятные знаки от правительства Санкт-Петербурга и подарки от главы города Иваново.

До того, как я увидела реакцию женщины, мне казалось, что такие мероприятия – простая формальность. Но для нее это действительно важное событие. «У меня ведь все они есть, знаете, прямо все», – практически плакала она, прикрепляя новый памятный знак к парадному платью.

Самые читаемые статьи

Наталья Мизонова

О мужчинах и женщинах

Шуточка на серьезную тему

Михаил Тимофеев

Во-первых, это красиво

Словосочетание «индустриальная городская окраина» к Иванову мало подходит. К реке Уводи, прорезающей город через исторический центр, примыкали практически все фабрики. Большая их часть уже не имеет отношения к текстильной промышленности, но в известной степени формирует облик города. Итак, как увидеть красоту наших фабрик?

Алексей Машкевич

Алексей Ананьев: «Перед войной все равны»

Тридцать лет спустя

Владимир Шарыпов

Про мусор

Рубрика "Слово мэра"