БАННЕР
Михаил Тимофеев
Если посмотреть на карту 1902 года «Владимирская губерния. Фабрики и заводы», в глаза бросится вынесенный за пределы границ большой разноцветный квадрат, демонстрирующий индустриальную мощь города Иваново-Вознесенска, расположенного на северной периферии губернии

Ближайшие крупные текстильные вотчины в соседних Костромской и Московской губерниях в ту пору еще не стали известными городами – Вичугой и Орехово-Зуевом.

Далеко от Москвы и Волги

В присказке «Как на Уводи вонючей вырос город наш могучий» плохо скрыто недоумение по отношению к тому, что текстильный мегаполис вырос на весьма невеликой реке. Впрочем, то же самое можно сказать про Лодзь, Орехово-Зуево и будущие города «красной губернии»: Вичугу, Родники, Тейково, Южу, Середу (Фурманов). Да и про Шую на Тезе можно это сказать. Только Кинешма и Тверь с Ярославлем развивали текстильное производство в большей или меньшей близи от волжского берега. Однако ни один из этих городов не снискал себе славу Русского Манчестера. Иваново-Вознесенск снискал, оставаясь при этом городом с неразвитым соцкультбытом.

На рубеже XIX–XX веков полумиллионный английский Манчестер располагал двумя сотнями средних школ, тремя театрами и двумя художественными музеями, не говоря уже о десятке библиотек, в одной из которых Фридрих Энгельс познакомился с Карлом Марксом. В Иваново-Вознесенске в 1913 году насчитывалось 147 тысяч жителей. Однако, как указывает ивановский историк Аркадий Степанов, количественное развитие города крайне медленно «транслировалось» в его качественное обустройство по современной городской модели: по большому счету он оставался большой деревней. За исключением фабричных цехов и спальных корпусов при них, в городе имелось совсем немного каменных зданий (в основном это были церкви и особняки текстильных королей). К 1920 году жилой фонд Иваново-Вознесенска более чем на 90% состоял из бревенчатых изб. Ни о каких доходных домах для среднего класса наш город тогда не мог и мечтать. Первые многоэтажные «машины для жилья» построены в Иванове только во второй половине 1920-х годов.

Ради объективности следует упомянуть, что в Иваново-Вознесенске работали четыре современные больницы, велись занятия в трех гимназиях и в десятке училищ. В городе появились современные торговые предприятия – пассажи и магазины, немного оттеснившие в быту состоятельных горожан традиционную лавку. В десятые годы в центре города устроили электрическое освещение, проезжую часть улиц замостили булыжником и брусчаткой. С 1897 года действовала городская телефонная сеть. С 1907 года издавался ежедневный «Ивановский листок» – провинциальная коммерческая газета. В 1910-е годы открылось полдюжины кинотеатров, в том числе два двухзальных. Но все эти достижения меркнут на фоне уровня развития соцкультбыта в Лодзи и Тампере – польском и финском Манчестерах, и даже в близлежащих Бонячках (нынешней Вичуге) – владении фабрикантов Коноваловых, создавших практически идеальное социальное капиталистическое хозяйство на своей территории.

Анонимная старина

Местные фабриканты, отцы-основатели Иваново-Вознесенска, заложили фундамент не только собственного благополучия, но и будущего процветания и упадка крупного моноиндустриального города. В современной городской среде можно обнаружить немало построек, сохранившихся с конца XIX–  начала XX века. Кроме производственных корпусов и сохранивших былую красоту особняков – это школы, больницы, магазины и жилые дома. Большая часть фабрик примыкает к речным берегам, а особняки владельцев расположены в шаговой доступности от индустриальных владений хозяев.

Информационных табличек не так много. Атрибутировать прежнюю принадлежность зданий можно, обратившись к виртуальным источникам или к местным краеведам. Куражовские ряды в начале нулевых перестали быть собственно торговыми рядами, а пассаж Соколова в Аптечном переулке его именем никто не называет. Правда, можно догадаться, что «Дербенев-центр» получил имя не в честь нового владельца бывшей ткацкой фабрики имени Кирова, а прежнего. А куваевская больница, носящее это имя с 2012 года, построена Бурылиными в 1910 году в память родителей супруги известного мецената. Да и музей, многократно менявший свои официальные названия, чаще просто именуют бурылинским. А библиотека имени Якова Гарелина на первом этаже пятиэтажки связана с коллекцией книг и манускриптов, подаренных им городу. Из множества местных фабрикантов именно эти два удостоены памятников. Что сделали для города Грачевы, Фокины, Гандурины, Маракушевы, Полушины, Щаповы, Ямановские – можно лишь гадать. Из именных домов самым известным можно считать псевдоготический и псевдомистический особняк Дюрингера. Место рождения авангардной французской писательницы Натали Саррот до сих пор не маркировано…

А фабрики в вашем городе есть?

Большевики сначала углубили и расширили доставшееся наследство, построив меланжевый комбинат, прядильные фабрики – имени Дзержинского и «Красную Талку», а потом и камвольный комбинат. Параллельно менялись названия старых предприятий. С середины 1920-х начинается радикальное переустройство города, возникает инфраструктура, достойная новой губернской столицы. Рядом с садами рабочих поселков вырастают многоквартирные жилые дома, а большая часть старых и новых горожан по-прежнему трудится на текстильных предприятиях.

Как ни парадоксально, текстиль в современном информационном поле города больше связан с постоянно действующими ярмарками, чем с работающими фабриками. Крупные производства расположены в области, а не в городе, что создает эффект полного их отсутствия. А пустующие цеха Большой ивановской мануфактуры в центре Иванова воспринимаются как скорбный мемориал истории фабричной цивилизации.

Как же мы дошли до жизни такой?

 (Продолжение следует)

Самые читаемые статьи

Николай Голубев

«Готовы умереть на Родине первых Советов»

Тридцать лет назад, весной 1989 года, четыре женщины объявили в Иванове бессрочную голодовку, требуя передать верующим Введенский храм (Красную церковь) – тогда там располагался областной архив. Это была первая публичная акция неповиновения властям в самом советском городе. На плакате голодающих так и было написано: «Готовы умереть на Родине первых Советов»

Константин Соцков

Сердце гимнастки

Карьера спортсмена высокого уровня недолгая, в художественной гимнастике – особенно. И втройне обидно, когда атлет выпадает из соревновательного ритма, а то и вовсе заканчивает карьеру из-за травм и болезней. Так случилось с ивановской гимнасткой, мастером спорта международного класса Анной Лебедевой, у которой обнаружили порок сердца

Владимир Шарыпов

Начинаем строить школы

Рубрика «Слово мэра»

Екатерина Петрова

Крошка для города

Как избавить Иваново от пыли