БАННЕР
Дарья Капкова
В этом году почетным гражданином города Иванова стал Лазарь Иссерзон

Более пятнадцати лет он ищет родственников воинов, которые погибли и были похоронены или перезахоронены в Городищенском районе Волгоградской области. Там в 1975 году он нашел своего папу... Лазарь Матусович вспоминает как отец ушел на фронт и как искали его, пропавшего без вести.

На войну ушел после ранения

«Папу призвали на фронт в первые дни войны. Тогда мы с бабушкой, мамой и сестрой жили в Виннице на Украине. Когда немцы к нам близко подошли, нас отправили в эвакуацию. Мы много переезжали: Уфа, Воронеж, Сталинград и, в конце концов, осели во Фрунзе (Бишкек). В это время папа в боях с немцами был тяжело ранен, контужен, лежал в госпиталях. После выписки его признали непригодным к службе и сняли с военного учета. Нас он нашел, кажется, в 1942 году. Но во Фрунзе пробыл недолго: вместе с другом, которого провожал в военкомат, ушел добровольцем на фронт.

Воевал под Сталинградом и погиб за неделю до капитуляции немцев 2 февраля 1943 года. Последняя открытка от него, которая до сих пор хранится дома, датирована 20 января 1943 года.

На удачу

Повзрослев, я стал искать отца. Бесконечно запрашивал госархивы Москвы и Ленинграда. Мама вспоминала: отец писал, что воюет на южных фронтах. На удачу написал нескольким областным военкомам, в том числе расположенному в Волгоградской области. Работающий там генерал-майор Чичерин письмо не выбросил, а заставил подчиненных заняться поисками. Отец нашелся в братской могиле поселка Котлубань в Городищенском районе – в 30 км от Волгограда.

Сам я его найти не смог бы, поскольку в документах в фамилии была допущена ошибка: отца записали не «Иссерзон», а «Исерзан» и «Исарзян». Эту запись я видел в Израиле. Пока просил председателя общества евреев, воевавших с нацизмом, поискать не записан ли мой отец в документах, жена рассматривала Книги памяти. Так и нашла.

Письмо и путь к отцу

В конце апреля 1975 года от генерал-майора Чичерина получил письмо, которое показал маме. Узнав о том, что ее супруг, которого она прождала всю жизнь, найден, она горько заплакала. К сожалению, ее через год не стало...

Восьмого мая, на 30-летие Победы, я приехал в Городищенский район. Не думал, что гостиницы окажутся переполнены, но свободных номеров не было. Администратор, узнав о моей истории, на свой страх и риск предоставила комнату. В Котлубани я наконец увидел, где похоронен отец. На этом месте стоял маленький неприметный памятник. Я предложил в облисполкоме поставить хороший мемориал, попросил открыть счет, где родственники погибших могли бы собирать денежные средства на него. Через полгода меня оповестили о том, что принято решение строить воинский мемориал в Котлубани. Когда в 2005 году приезжал к отцу, он уже стоял. Тогда же попросил специалистов администрации Котлубанского сельского поселения прислать из Книги памяти списки ивановцев, похороненных в братской могиле рядом с моим отцом, и адреса родственников.

Побратимы Ивановской земли

Лазарь Матусович вспоминает, как на воинском мемориале в Котлубани, где захоронен отец, незнакомец сказал: «Наши отцы раньше воевали, а теперь лежат рядом в братской могиле. Нам нельзя забывать историю, и надо держаться вместе. Мы с тобой братья, побратимы». С тех пор с Борисом Фоминым, жителем Подольска, они дружат, часто созваниваются.

Тех, кому помогает Иссерзон тысячи. На поиски родственников Лазарь Матусович не жалеет ни времени, ни сил: хочет, чтобы люди узнали, где похоронены близкие. Многие пишут и звонят с радостными вестями, благодарят.

В конце марта письмо прислал Николай Крейда. Его дед Михаил Скорб призывался из Шуи. Интересно, что его имя было опубликовано во втором списке Иссерзона в 2009 году, тогда же список попал в Шую. Лазарь Матусович просил администрацию города найти родственников, но занимались этим неохотно. Родные нашлись только спустя 9 лет. «Именно благодаря вам я узнал, где захоронен близкий нам человек. Жаль только, что бабушка моя, Нина Николаевна Скорб – жена Михаила Ивановича, при жизни так и не узнала точное место захоронения мужа. Повторно замуж так и не выходила, ждала и искала его всю свою трудную жизнь. И хотя души их уже встретились где-то наверху, но считаю своим долгом съездить в п. Самофаловку, поклониться героям-землякам и привезти горсть этой священной земли на могилки бабушки и мамы». Он выполнил свое обещание.

В третьем списке Лазаря Иссерзона (он был опубликован в «РК» в 2009 году) значилось имя ивановца Александра Медведева. Но родственники его нашлись только сейчас. Из членов семьи осталась жива только сноха Розалия Медведева. «К сожалению, не всегда есть возможность довести информацию до жителей и постоянно ее повторять», – огорчается Лазарь Иссерзон.

Благодаря газете нашли еще одного родственника — правда, было это более десяти лет назад. Лазарь Матусович вспоминает, что еще в девяностые обратил внимание на имя шуянина Дмитрия Иванова, записанное в Книге памяти рядом с именем отца. Много позже оказалось, что Лазарь Матусович был сам знаком с дочерью погибшего...

Отметим, что всего из Иванова на фронт в годы Великой Отечественной войны были призваны и ушли добровольно 70 тысяч человек, из них 24 тысячи домой не вернулись. Из области ушло 400 тысяч человек, не вернулись около 135 тысяч.

Самые читаемые статьи

Дарья Капкова

Ивановские водоемы – как море на Бали

О находках и предубеждениях профессионального дайвера

Екатерина Сергеева

Найдется место и для памятника, и для общественных огородов

Горожане обсудили новые скверы

Ольга Хрисанова

Автопарковки по потребности

Варианты и риски

Владимир Шарыпов

ЕГЭ: математика

Рубрика "Слово мэра"