БАННЕР
Ольга Хрисанова
Кристина Эванс – преподает историю России в университете американского города Милуокки. В этом году исполнилось 20 лет ее знакомства с Россией, которое началось в Иванове

– Это был 1999 год. Тогда я была студенткой 3-го курса исторического факультета Йельского университета (это Калифорния). Очередную курсовую работу решила посвятить изучению проблем женщин в России. Вот так, неожиданно для себя.

Откуда появилась такая идея?

– Мне это стало интересно, потому что моя мама была феминисткой, плюс в качестве иностранного в университете я выбрала русский язык. В это время одна моя знакомая работала в России над «женским» вопросом». И она с восторгом рассказывала о научном сообществе, людях, об их отношениях. Меня просто захватывали эти разговоры, и я тогда заочно влюбилась в вашу страну. Вообще, если в США ты хорошо учишься, регулярно показываешь успехи, можно получить неплохой грант или денежную премию на научные изыскания.

– Даже студенту?

– Да, я выиграла большую сумму и поехала в Россию в летние каникулы изучать феминистское движение. Преподаватель, которая заразила меня любовью к России, посоветовала съездить в Иваново. Она сказала: «Во-первых, это текстильный город и там должно быть много женских движений. А во-вторых, нужно обязательно увидеть в России не только Москву». Как потом оказалось, в Иванове было очень сильное научное сообщество по изучению гендерных отношений, и я благодарна ему за помощь.

 

Частушки из музея Бубнова

 – Как прошло первое знакомство с нашим городом?

– Это был июль. Первое впечатление – много зелени, деревьев, тишина и нет скоростей. Именно спокойный ритм всего города бросился в глаза. И он был очень похож на мой родной город в США – такой же постиндустриальный. Видно, что когда-то тут было много фабрик и была развита промышленность.

– А люди? Говорят, после Америки очень заметно, что россияне хмурые и неулыбчивые.

– Может, и так, но это компенсировалось отношением ко мне. В США до меня никому нет дела. Только тем людям, с которыми я состою в каких-либо отношениях. Здесь я удивилась, что мне хотят помочь все. И сейчас, и тогда, 20 лет назад. Все буквально бросали свои дела и занимались моими. Помогали собирать материал, знакомили с нужными людьми, звонили, договаривались о встречах для меня. Из первого отеля (не помню, как он назывался) меня переселили в очень уютную маленькую гостиницу в музее имени революционера Бубнова. Там одна женщина (по-моему, ночной сторож) научила меня вязать крючком кружева и петь частушки. Тогда у меня был парень Ник (по-русски Николай), а в своем университете я пела в славянском хоре, поэтому для меня было так прекрасно сразу услышать настоящее русское: «Коля, Коля, Николай, сиди дома не гуляй, не ходи на тот конец, не дари девкам колец». Это очень весело! Позже мы поженились с Ником – я и сейчас пою ему эти частушки.

– А что еще показалось необычным для 19-летней девушки из Калифорнии в городе Иваново?

– Душевность и гостеприимство. Поскольку к нашим научным конференциям было привлечено внимание, СМИ брали интервью и у меня. Мы познакомились с журналистами и среди них была Ольга (корреспондент местного радио). Тогда, в далеком 1999-м, она взяла на себя заботу обо мне – буквально как старшая сестра. Меня, совершенно незнакомого человека, пригласила к себе в очень маленький загородный дом. Там я впервые увидела, как растет красная смородина, огурцы на грядке. Я удивилась: так мало метров земли, и на них можно выращивать такие вкусности.

– Ну какие, например?

– Варенье! Я, кстати, тогда взяла в США для своей мамы подарок – банку крыжовенного «Царского» варенья. Тогда еще было можно провозить продукты через таможню. А потом, когда стала изучать русскую историю, узнала, что царским такое варенье называется, потому что его очень любил царь Николай II. Еще меня потрясли у вас малосольные огурцы. Конечно, это обман, в них, наоборот, очень много соли, и это вредно, но очень вкусно. Я тогда их попробовала в первый раз вместе с водкой. Это очень необычное сочетание вкусов. А еще все соседи и друзья несли нам и борщ, и пельмени, и блины с икрой. Я знала, что икра – это дорогой продукт в России и что ее едят редко, но все непременно хотели мне показать, что это «наше настоящее русское блюдо». Вообще, часто было такое ощущение, что многим людям как будто за что-то передо мной неудобно.

– За что неудобно?

– Не все, но многие как будто стеснялись скромности своего быта, маленьких квартир, простых машин и небольших зарплат. Хотя сейчас, спустя много лет, я вижу, что эти же люди стали жить гораздо лучше. Тогда как, например, уровень жизни моих друзей и знакомых в США не изменился или даже ухудшился. И еще буквально все в Иванове независимо друг от друга извинялись передо мной за плохие дороги. Я впервые услышала такой термин «убитые дороги». Но вот прошло 20 лет, и я вижу, что сейчас в Иванове дороги лучше, чем, например, в Детройте и даже в Калифорнии. Значит, они не были совсем убиты, их можно было все-таки вернуть к жизни (смеется). А ваша «Ласточка» сейчас – это просто сказочная птица. Уверяю, что в США сейчас таких комфортных поездов нет. Они у нас очень неприятные.

 Процент неучей растет

  Кристина, не могу не спросить: очевидно, что в последнее время между нашими странами сложились достаточно напряженные отношения. Много разногласий, которых мы с вами не будем касаться. Но что категорически неприемлемо сейчас для нас, россиян, – это искажение самой истории и великой роли СССР во Второй мировой войне. Многие американцы ее вообще отрицают.

– Отрицают те, кто ничего не знает, не только про Россию и Вторую мировую, но и вообще про свою страну. Этих людей не интересует ничего. К сожалению, в США процент таких неучей растет. Это какая-то всеобщая апатия, их цель в жизни – только развлечения. И, конечно, находятся силы, которые ими манипулируют. С людьми образованными это делать трудно. Мои студенты знают, какое значение имела ваша страна в победе над фашизмом. Здесь в Ивановской области мне довелось побывать в маленькой деревне Стрелка (это на Волге в Вичугском районе). Там я сняла местный памятник погибшим солдатам. Он был весь в цветах. И это в июле – не в мае, когда в государстве празднуют День Победы. Я показала эту фотографию своим студентам. Они были уверены, что есть только официальный парад на Красной площади, и всё. И очень удивились, что в России до сих пор чтят память погибших вот так, по-домашнему, по-семейному.

– У вас таких памятников нет?

– Есть, но не такие. И отношение к ним не такое трепетное. Но вот вы говорите, что для вас неприемлемо искажение истории и роли СССР. Но и у нас тоже есть свои претензии к вам. А много ли вы знаете про открытие второго фронта и роль Соединенных Штатов во Второй мировой? О наших погибших? О нашей роли? Ведь она была значительной.

 Советское телевидение для американцев

 – В базовых знаниях это есть у всех. А кто хочет изучать более подробно – пожалуйста, информация доступна. Как и у вас о нас. Ведь вы, после того как написали курсовую про женские движения в Иванове в том далеком 1999-м, заинтересовались другой темой – советским телевидением и изучали ее свободно.

– Да, и на это потратила много счастливых лет. Прилетала в Россию раз в два-три года. Сидела в государственных архивах в Москве. Пересмотрела километры старых пленок – «КВН», «А ну-ка, девушки!», «Что? Где? Когда?», «Международную панораму» и много других советских передач. В итоге буквально недавно вышла моя книга «Между правдой и вымыслом». Она, кстати, весьма популярна в США.

А зачем американцам это нужно?

– В США есть страх перед Россией и есть потребность избавиться от него. Моя мечта – показать американцам, хотя бы тем, кто рядом со мной, из чего сделаны эти россияне, что им интересно, какое у них телевидение. И вообще, какая это прекрасная страна. Какая богатая и мощная у нее история. А история – это не только прошлое, но и настоящее, и будущее. И его можно и нужно делать самим. Для начала можно построить мост Милуокки – Иваново и дружить университетами. Например, ваш фестиваль «Первая фабрика авангарда» – очень интересная идея, которая может найти много точек соприкосновения у студентов. Это поможет не только научной работе, но и укреплению международных отношений. Или вот Ольга, моя ивановская подруга, сшила мне и моей 11-летней дочке прекрасные платья. Мне из ситца, а ей – из павловопосадского платка. Знаете, как нам обеим подруги завидуют в США. Такой эксклюзив! А я говорю, что это еще и народная дипломатия.

Самые читаемые статьи

Владимир Шарыпов

Внимание на дороги

Рубрика "Слово мэра"

Николай Голубев

Ивановские эмансипе

Первый ивановский арт-путеводитель

Екатерина Сергеева

Без крыши над головой не оставят

Куда обращаться в случае ЧП

Анастасия Басенко

Как пройти в библиотеку?

Может ли Иваново стать похожим на Хельсинки