Светлана Иванова
Для Николая Ефремова природа открыла удивительный сказочный мир. Его скульптуры из дерева и камня получаются с душой, эмоциями, переживаниями

Каморка Папы Карло

У художника небольшая столярная мастерская, где работы оживают. Там меня не покидало ощущение волшебства происходящего. Сначала обращаешь внимание на несколько достаточно крупных работ. Первая, конечно – Миша со ступой. Он гостеприимно встречает у входа. В ступе любят фотографироваться дети, в ней часто сидела внучка Николая Александровича, когда была маленькой. Здесь же – Русалочка из сказки Андерсена, а везет ее настоящая черепаха. И это только начало, поскольку, оглядевшись, понимаешь, что работы везде: они создают причудливые композиции, общаются, живут в мире, который воздает для них автор. Тут и молодая девушка, стыдливо оглядывающаяся на себя в зеркало, и смелый моряк, и лесные звери.

Мастер говорит, что не ищет сюжет для работ, скорее, они находят его. 

– Еду на велосипеде, вижу – Миша лежит с Машей. Повезло! Ну, я их, конечно, взял, немного доработал – и вот они здесь, вписались в композицию, – говорит он. – Или помню 1978 год… Были очень крепкие морозы. Люди корчевали яблони. Еду, смотрю, ноги высовываются. Я убрал всё лишнее – и получился Моряк: молодой, веселый, задорный, с настоящим морским ремнем. Так и живет с нами уже больше сорока лет.

Особое место в творчестве Николая Ефремова занимают грибы – крепкие боровики, белые, опята. Но они непростые. Под шляпками некоторых из них скрылись знаменитости: есть среди них и Никита Хрущев, и Леонид Якубович. А есть и целые композиции. «Белочка обедала. Но тут залаяла собака, и все лесные звери кинулись ее защищать», – рассказывает автор. 

«Всё начинается с рисунка»

Николай Ефремов занимается скульптурой уже почти полвека. Но, как выяснилось, рисунок ему удается ничуть не хуже. Картины хранятся в доме, и в основном это копии известных произведений. Больше всего Николай любит Ивана Шишкина. Лесные пейзажи украшают удивительные рамы, выполненные мастером. «Любое художественное произведение, и скульптура в том числе, начинается с рисунка», – говорит он.

В работах чувствуется не только талант, в них – отточенное мастерство. Но, к моему удивлению, Николай Александрович не получал профессионального образования. «Я учился у великих», – говорит он. Его образование – книги, изучение подлинников, копирование и поиск своего стиля. В творчестве своими учителями считает Микеланджело Буонарроти, а также знаменитых советских скульпторов Степана Эрьзя, Олега Иконникова, Александра Кибальникова.

По образованию Николай Александрович – юрист, в свое время окончил юридический заочный институт, был депутатом Ленинского райсовета. Но говорит об этом без особого энтузиазма.

«После окончания института я даже полгода проработал юрисконсультом на заводе «Точприбор». Но не выиграл ни одного дела, быстро понял, что перебирать бумаги – не мое и, к большой радости руководителя, ушел в токари», – рассказывает он. На этой работе результат радовал значительно больше. 

Здесь же, на заводе, его скульптуры высоко оценил Александр Кибальников. На Точприбор он приехал в командировку, и как раз в это время, была организована выставка работ Николая Ефремова. 

«Не продается»

Работает Николай Александрович в основном не на заказ, а для души. Поэтому многие свои произведения не готов отдать ни за какие деньги. К таковым относится и огромное деревянное кресло, которое хранится в комнате автора. Оно выполнено из березового капа, который рос на макушке семиметрового дерева. Изначальный вес материала превышал 400 килограмм, прежде чем привезти в мастерскую, его пришлось облегчать.

Кресло украшают многочисленные сюжеты, рассматривать его можно бесконечно. А сидеть в нем – особое удовольствие: удобно, уютно, согревает теплотой дерева. 

Желающих заполучить его было много. Предлагали и большие деньги, и обмен, в том числе на автомобиль (в Советском Союзе – невиданная роскошь). Но Николай Александрович не соглашается. Кресло как родное – в нем два года увлеченной ежедневной работы. Удивительно, что креслу уже больше 30 лет, но оно как новое – возраст никак не отразился ни на материале, ни на покрытии.

И всё из цельного дерева

Работать Николай Александрович предпочитает с липой. Это мягкая и легкая древесина. Она хорошо точится и строгается. Из нее выполнена большая часть работ. Но есть и те, что изготовлены из березы, из яблонь. Объемные же, композиционные произведения, в том числе и кресла (есть еще одно – в мастерской), сделаны из березового капа. В народе этот нарост на березе часто называют «ведьминым веником», а само слово пришло к нам из старославянской речи, где «кап» переводилось как «голова».

Соответственно, все работы – из цельного дерева. Специальными растворами Николай Александрович их не пропитывает – просто в завершение покрывает лаком. И этого достаточно – кажется, скульптуры будут жить вечно. Многие, хоть и хранятся на улице, совершенно молоды, несмотря на приличный возраст.

Как «Каменная баба» Николая Ефремова стала культурным памятником

Как настоящий Мастер, Николай Александрович работает по вдохновению и велению души. Однажды, во время поездки за грибами, увидел рядом с деревней Кочкарово огромный камень. Разумеется, такой материал не мог остаться без внимания – художник разглядел в нем женский образ и поспешил освободить его. Работать пришлось на месте: ежедневно Николай Александрович приезжал и «лепил» изваяние – забрать в мастерскую такой огромный валун оказалось невозможно. С наступлением холодов работы пришлось прекратить. 

Cпустя несколько лет «женщина» была обнаружена сначала журналистами, фотография камня была передана сотрудникам школы-музея «Литос-КЛИО. История поиска и находки каменной скульптуры авторства Н. Ефремова подробно описана здесь http://ivmk.net/lithos-kochkar.htm

Сообщение отправлено

Самые читаемые статьи

Редакция РК

В школах усилят меры безопасности

В связи с трагедией в Казани

Редакция РК

День Победы

В Иванове проходят торжественные мероприятия

Ольга Хрисанова

День Победы застал меня…

В военных фильмах сцены, где герои узнают о конце войны, обычно самые кульминационные и самые позитивные. Истории, события и обстоятельства, разные, а ощущение каждый раз одно – огромная радость. К счастью, еще живы свидетели и дети войны, которые помнят, как это было. И даже сейчас, спустя 76 лет после провозглашения победы, они рассказывают об этом моменте со слезами на глазах

Ольга Хрисанова

Как полететь на море за полцены?

Кто ж откажется, было бы предложено. И предложение такое есть, но касается оно далеко не всех