БАННЕР
Глава города Иванова Владимир Шарыпов, Председатель Ивановской городской думы Александр Кузьмичёв, депутаты Ивановской городской думы выражают глубокие соболезнования родным и близким
зафиксировано в России за последние сутки
пациенты будут направляться в другие медучреждения области
10% преподавателей области не имеют необходимого оборудования для организации обучающего процесса из дома
для продолжения производственной деятельности
по расписанию выходных дней: с 6 утра до 10 вечера
Наталья Мухина
15-летняя мать сама попала в детский дом

Мы с Юлей разговаривали час. Сорок минут она плакала. В остальное время – едва сдерживала слезы. Хрупкая девочка с длинными, слегка выбеленными волосами, не могла смириться с происходящим: «А думаете, легко видеть, что сын растет без тебя? Не знать, что с ним. Я ведь готовилась к родам. У меня даже памперсы лежат – двойка. На вырост». 

Юлин сын – Марк появился в декабре 2019 года. Родился чуть раньше срока. Не вовремя. Молодая мама шутит, что пацан не угадал с датой. Поторопился. В 2020-м Юля получила бы маткапитал в 400 тысяч. 

А еще Марк не угадал с маминым возрастом. Юле всего 15 лет. С точки зрения закона она сама еще ребенок, а значит, воспитание сына ей не по силам. Об этом девушка узнала, когда в роддом пришли сотрудники органов опеки и забрали мальчика в дом малютки. 

Об аборте не было и мысли

У девушки непростая судьба. Ее мать тоже родила рано и не занималась воспитанием дочери восемь лет. Женщина даже не сделала ребенку свидетельство о рождении. Юля жила с бабушкой по папиной линии, не имея документов. Бумаги удалось выправить, только отдав девочку на время в социально-реабилитационный центр в Подмосковье. 

Когда мать всё же решила взять Юлю к себе, то выяснилось, что они не слишком ладят. Жизнь под одной крышей оказалась невыносимой. Решение квартирного вопроса нашлось: Юля начала встречаться с Виктором, который был на десять лет ее старше, и вскоре переехала к нему. Тогда Юлина мать окончательно отвернулась от дочери: «Раз живешь с мужчиной, значит – взрослая. Теперь сама решай свои проблемы». На этом их общение прервалось. Оставив девочке ключи от квартиры, женщина уехала в Подмосковье. На тот момент у нее уже был новый муж и маленькая дочь – Юлина сводная сестра. 

Юля осталась в Иванове одна. Поддержать было некому. Отец, с которым девушка сохраняла контакт, погиб. Умерла и бабушка, которая воспитывала ее в раннем детстве. Девочка жила обычной жизнью с Виктором. Ходила в школу, встречалась с друзьями, но в какой-то момент узнала, что беременна. 

– Я сразу решила: ребенка оставлю. Об аборте не было и мысли, – рассказывает школьница. – Не делилась новостью с мамой до тех пор, пока не прошло три месяца – когда прервать беременность уже нельзя. Когда мама узнала, то ее отношение не изменилось, помощи я не дождалась.

Виктор тоже не оказал поддержки. После известия о Юлиной беременности молодой человек ушел. А еще через некоторое время сел в тюрьму. Уголовное дело никак не связано с тем, что он имел сексуальную связь с несовершеннолетней. Парня посадили за кражу. 

«Сына больше не увидишь»

Когда стало понятно, что поддержки ждать неоткуда, а сын скоро появится на свет, Юля решила попросить помощи у соседки – тети Тани. Тетя Таня не отказала. 

– Юлина мама никак не помогала, – рассказывает Татьяна. – За всё время, что я поддерживала девочку, она выслала суммарно не более пяти тысяч. Я понимала: что-то нужно делать – сама могла бы помогать только с готовкой и уходом за ребенком, но не деньгами. Мы обратились за помощью в «Колыбель». 

В организации помогли. Девочку определили в приют, где живут и другие женщины с детьми, помогли с покупкой одежды, подготовкой к родам. Новорожденный появился на свет чуть раньше срока. Впрочем, об этом мы уже говорили. 

– После того как сын родился, ко мне стали приходить сотрудники из органов опеки. Они требовали, чтобы я написала отказ от ребенка. Говорили: если я этого не сделаю, то сына больше никогда не увижу. Кричали. Но это только в личных разговорах. Если дело происходило на людях, то всё было очень мягко. А когда подключилась уполномоченная по правам ребенка Татьяна Океанская, то они и вовсе притихли. Боялись. Слышала, как девушки из опеки шептались между собой: «Давайте не будем ее трогать, а то она уполномоченной нажалуется». 

Несмотря на давление, Юля не стала отказываться от ребенка. Но закон всё равно сработал не в ее пользу. После выписки молодая мама отправилась в детский дом, а ее сын – в дом малютки. 

Сейчас Юля может видеться с сыном. Девушка приезжает к нему при первой возможности. Правда, делать это можно не в любое время – есть график посещений. Всего получается посидеть с ребенком два-три раза в неделю, не более чем по часу – такой регламент. 

– Мы месяц лежали в больнице после родов. Были только вдвоем. У меня не возникало никаких проблем с тем, чтобы перепеленать его или покормить ночью. Я бы справилась, – сопя носом, как бы оправдываясь, говорит девушка. 

…Эта история могла бы закончиться по-другому, если бы у Юли были родители, способные взять опеку не только над ней, но и над родившимся Марком. Тогда она жила бы дома, воспитывала ребенка и готовилась к выпускным экзаменам – сейчас молодая мама оканчивает девятый класс и планирует поступать в техникум. 

Родительские не-права

Еще одно интересное наблюдение: мама Юли не была лишена родительских прав, несмотря на то что никак не участвовала в жизни дочери в течение двух лет. Именно поэтому все попытки установить опеку над Юлей и ее новорожденным сыном со стороны других людей не увенчались успехом – у девочки был законный представитель. 

Суд о лишении родительских прав состоялся только в конце января. Теперь за Юлю официально отвечает государство в лице руководства детского дома. Но у государства нет возможности поселить Юлю и Марка вместе.

Директор учреждения, в котором сейчас находится Юля, сказал, что в ситуации нет ничего необычного. «Девочка несовершеннолетняя, у нее нет источника дохода. Сейчас она оканчивает школу – ее главная цель: получить аттестат и профильное образование (хотя бы короткие курсы повара или парикмахера). Детский дом – это образовательная организация, а новорожденному ребенку нужна другая – медицинская. Такая, как дом малютки. Действия органов опеки были полностью законными и правильными». 

Вариантов не было

– В городе нет кризисных центров для женщин. Не существует даже такой социальной услуги, как содержание женщины с ребенком, – комментирует ситуацию председатель общественного комитета защиты детства, семьи и нравственности «Колыбель» Елена Язева. – В документах перечислен огромный список – от ввода лекарств до стрижки ногтей, а вот поддержки материнства попросту не предусмотрено. Да, в городе есть ночлежка, но она принимает в основном мужчин. Знаю, что в других областях есть опыт создания рекреаций на базе детских домов, когда девочки с маленькими детьми могут жить вместе, но в Иванове этот опыт не используется. Мы можем предоставить все ресурсы «Колыбели» для того, чтобы такие молодые мамы жили вместе с детьми: у нас есть приют, где созданы практически домашние условия, иногда даже есть возможность дать работу. Мы смогли бы помочь Юле, сделали бы так, чтобы она жила вместе с сыном. Но раз по закону такой социальной услуги нет, значит, мы не имеем права ее оказывать, по крайней мере до того момента, пока девушка не станет полностью дееспособной. Считаю, что необходимо срочно проработать этот вопрос и внести необходимые изменения в законодательство и в номенклатурный перечень услуг.

Какой вывод из этой ситуации? Единственное, что сейчас остается Юле, – ждать шестнадцатилетия. Благо осталось всего два месяца – день рождения молодая мама отпразднует в апреле. Тогда, если будут соблюдены все условия, можно будет получить досрочную эмансипацию.

– Знаете, когда нас разлучили, то и я, и сын сразу же заболели. У новорожденного был бронхит, это очень тяжело. Мне грустно понимать, что я не вижу, как он растет, как меняется. Но два месяца – выдержу. 

Татьяна Океанская, уполномоченный по правам ребенка в Ивановской области:

«Мы продолжаем держать эту ситуацию на контроле. На второй день после родов мы разъяснили девушке законодательство, рассказали, какие у нее есть права, каким образом может в дальнейшем развиваться ситуация. При первой же нашей встрече молодая мама твердо и четко сформулировала свою позицию: от ребенка она отказываться не будет. Эту позицию она ни разу не меняла. Сейчас ее материнские права не ограничены, да и не могут быть ограничены, она видится с сыном, общается с ним. Мы делаем все возможное, чтобы их связь не прерывалась. В настоящий момент девушка должна получить образование. Не могу комментировать слова молодой мамы, которая утверждает, что работники опеки уговаривали ее отказаться от ребенка, потому что не была участником их встреч. В нашем присутствии специалисты органов опеки вели себя грамотно и корректно».

 

(Имена изменены по просьбе героев)

Сообщение отправлено

Самые читаемые статьи

Владимир Шарыпов

Держимся

Рубрика "Слово мэра"

Редакция РК

Ограничивается работа гостиниц

И сдача домов в наём

Екатерина Сергеева

По новому генплану и новым правилам

Утверждены изменения в генеральный план и правила землепользования и застройки

Николай Голубев

Товарищи люди!

Не думайте только о себе