БАННЕР
100 выздоровело, трое скончались
Инициативу поддержал Владимир Путин
с вторника 7 июля
3 июня откроют экзамены по географии, литературе, информатике и ИКТ
появится на улице Ленинградской
Информация по итогам заседания оперативного штаба по борьбе с коронавирусом 1 июля
Ольга Хрисанова
В Иванове родилось на две тысячи детей больше

В преддверии Дня защиты детей – разговор об их праве на жизнь. Благотворительная организация «Колыбель» известна в Ивановской области своими добрыми делами. За 18 лет работы там спасли свыше двух тысяч детей, убедив их мам не делать аборт. Чем занимается «Колыбель» сегодня, кто ей помогает и как быть с теми, кто пытается «сесть на шею»?

Первоначально Ивановский общественный комитет защиты детей, семей и нравственности «Колыбель» работал с кризисными беременными. С несовершеннолетними девочками, попавшими в сложнейшую жизненную ситуацию; со взрослыми женщинами, уже имевшими детей и решившими сделать аборт. С годами «Колыбель» крепла, развивалась, приобретала опыт, могла даже делиться им. К своему совершеннолетию (в этом году организации исполняется 18 лет) «Колыбель» стала полноправным участником всех возможных общероссийских проектов, и ее бессменному руководителю Елене Язевой, конечно, есть чем гордиться. Но ни о каких лаврах она не думает. Ни ей, ни ее коллегам некогда – работы по-прежнему много. 

– В первую очередь хотелось бы понимания важности нашего дела и необходимости системной работы. А чиновники, от которых многое зависит, порой остаются за непробиваемыми стенами равнодушия. Деньги, конечно, очень нужны. Но у нас есть добрые друзья, помощь которых не всегда выражается деньгами. Например, мамочки хотят знать свои права, число таких обращений выросло в пять раз. И наши юрисконсульты очень хорошо им помогают. Да, мы любой поддержке рады.

– Ну а какой конкретно?

– Мы всеядны. Нам нужно всё: продукты, детские вещи и питание, финансы. Всё уходит влет. Всегда рады людям, которые могут поучаствовать как волонтеры, стать организаторами мероприятий. Наша семья открыта, и мы будем рады новым людям с открытым сердцем и желанием делать добро. 

– По-прежнему существуете за счет благотворительности или вышли на грантовую основу?

– Постоянного государственного финансирования у нас нет. Мы вошли недавно в реестр поставщиков социальных услуг и общественно-полезных услуг. Некоторым семьям пытаемся помогать через различные всероссийские проекты. Были люди, которые помогали нам постоянно. Один бизнесмен, например, в течение шести лет подряд. Потом он обанкротился. Нужна системная помощь. Мы сформулировали концепцию семейных ресурсных центров, которые могли бы работать во всех регионах. Представьте, семья, которая нуждается в помощи, обращается туда по принципу одного окна. И получает полную оценку своей ситуации, дорожную карту по решению проблем, комплексную поддержку и помощь.

– Мне помнится, какой-то молодой женщине вы даже купили дом.

– Чудеса случаются. Но на то они и чудеса, что бывают очень редко. И сейчас встречаются люди, которые предоставляют нашим женщинам с детьми бесплатно временное жилье. А кто-то по нашему обращению устраивает их на работу. Потому что если к нам женщина попадает, мы чувствуем, что несем за нее ответственность: сохранив ее ребенка, помогаем им впоследствии встать на ноги. У нас есть даже такая форма помощи по присмотру и уходу. Что-то вроде своего детского сада. Когда женщина, оставив в такой группе ребенка, может рано выйти на работу.

– А вот до какого момента вы будете их пестовать, не всю же жизнь?

– Если наши подопечные к нам не приходят после оказания им комплекса социальной поддержки, значит, у них всё хорошо. А вот недавно пришла к нам молодая женщина, Настя – наша старая знакомая. 15 лет назад мы отговорили ее от аборта третьего ребенка, помогли материально, выручили на тот момент. А сейчас она опять нуждается. Вот что делать? Стали разбираться, как и чем можем помочь. 

 Кому нужнее

– А есть те, кто к вам относится иждивенчески? Мол, вы благотворительная организация, поэтому вы должны.

– Всегда были и сейчас есть такие люди, которые хотят что-нибудь получить на халяву. В начале эпидемии к нам поступило немало обращений от многодетных семей, которым просто реально нечего было есть. А из-за ограничений мы не могли собрать всю информацию, попросить документы, подтверждающие тяжелое материальное положение. Как-то мы поехали по обращению в один поселок Ивановской области на нашем Добромобиле – машине, на которой мы развозим в семьи продукты (стоимость одного набора порядка 1000 рублей). А нас там, в назначенном месте, встречает семья, по виду совсем не нуждающаяся. Ничуть не смутившись, ее глава спокойно забрал этот самый продуктовый набор в багажник своей дорогой иномарки. А ведь есть люди, которые живут гораздо скромнее, в настоящей бедности, но они стесняются обратиться. Вот им мы хотим помогать. К примеру, жена сидела дома с тремя малышами, муж работал на вахте в Москве. Всё остановилось, работы нет, деньги кончились. Что делать: не вообще, а прямо сейчас? Детей же надо накормить сегодня. За два месяца изоляции к нам обратились свыше 260 таких семей. Хорошо, что сейчас президент объявил меры поддержки, но до этого многим было очень сложно.

 Счетчик крутится

– Раньше вам чаще приходилось спасать беременных девочек, которые остались одни со своей проблемой. Кризисные обращения нынче другие?

– Когда мы только начинали работу, ситуация была чудовищной. Представьте, женщина не трудоустроена официально или она студентка со стипендией в 70 рублей, почти всегда без поддержки отца ребенка и родителей. Конечно, в таких условиях она решалась на аборт. Вот сколько усилий было нами приложено, чтобы остановить ее. Тогда помощь порой даже в пятьсот рублей была очень существенной, и женщина оставляла ребенка. Мы тогда горько шутили, что цена жизни ребенка – 500 рублей. Сейчас, конечно, ситуация поменялась: материальная сторона не такая сложная, как раньше. Материнский капитал, который получит женщина после родов, плюс ежемесячное пособие 16,5 тысячи рублей не просто спасает, а делает материнство относительно обеспеченным. Это не голод, на эти деньги можно жить и прокормить ребенка. Тем более что для нынешних кризисных молодых мамочек у нас есть вещевой фонд. Памперсы, игрушки, коляски, одежда, различные приспособления для развития деток, столики для кормления, манежи, кроватки и многое другое.

– А вы продолжаете вести учет детей, спасенных от аборта? Ведь этот счетчик по-прежнему крутится?

– Счетчик крутится. Несмотря на эпидемию, не останавливала работу наша психологическая служба. Работаем с кризисными беременными женщинами постоянно, каждую убеждаем оставить ребенка. Одно время у нас на стенде висели фотографии новорожденных. Теперь для всех просто не хватит места. За всё время существования «Колыбели» мы спасли уже свыше 2000 детей. Есть такая английская пословица, которая нам близка: «Чем сто раз проклинать темноту, лучше зажечь одну свечу».

Сообщение отправлено

Самые читаемые статьи

Наталья Мухина

На обед – по записи 

В области открылись летние веранды 

Наталья Мухина

«За рулем стажер»

У троллейбуса две дороги – внизу и сверху

Ольга Хрисанова

Новые правила для новоиспеченных дачников

Изменяются правила планировки и застройки территорий садоводческих товариществ

Ольга Хрисанова

Заросшие из принципа

Кто должен косить траву в частном секторе?