В областном центре пройдет ежегодный форум
собрали ивановцы в акватории реки Уводь
25 мая в 17:30 во Дворце игровых видов спорта
В Иванове прошли массовые соревнования по спортивному ориентированию
Вход на стадион "Текстильщик" в этот день будет бесплатным, он откроется в 11:00
Как город изменил главу и как глава изменил город

За пять лет было многое. Буквально в первые дни пребывания Шарыпова в этой должности произошла страшная трагедия – в доме на ул. Минской взорвался газ, несколько человек погибли. Проблем всегда хватало: завалы снега на дорогах зимой и массовые отключения электроэнергии во время ураганов. Но были и радости: открытие новых детских садов, строительство дорог, появление в городе современных троллейбусов.

В повседневной суете порой забывается, каким был город пять лет назад, сложно оценить, действительно ли произошли масштабные изменения или по большей части всё осталось по-прежнему. Вместе с Владимиром Шарыповым мы попытались проанализировать, что ему удалось реализовать из задуманного когда-то, что не удалось и как мэрское кресло изменило его как человека. 

– Владимир Николаевич, если просто перечислять, что было сделано в городе за последние пять лет, получится многостраничный список. А что из сделанного вы сами считаете важным, таким, что изменило повседневную жизнь ивановцев? И что они, возможно, сейчас считают само собой разумеющимся…

– Многие значимые перемены, произошедшие в городе, действительно стали уже повседневностью, мы к ним привыкли. Например, замена светильников наружного освещения – вспомните, как было раньше? А ведь установка светодиодных светильников произошла в 2018 году. В 2016-м мы начали программу по установке подсветки на пешеходных переходах – о такой проблеме, как недостаточное освещение переходов, сейчас тоже редко кто вспоминает. А ведь всё это требовало достаточно большой работы. А также поддержки, как и во многих других проектах, областного правительства и лично губернатора Ивановской области Станислава Воскресенского. 

Из того, что казалось совсем невозможным в 2016 году, пожалуй, стоит назвать завершение строительства Западного обхода. Начало проектирования и строительства состоялось при моем предшественнике Алексее Хохлове. Но это были только первые шаги. Чтобы завершить проект, надо было построить несколько километров новых дорог. Да, это было сложно, но результат того стоил. Это ведь не только снижение нагрузки на улицы в центре города. Благодаря строительству улицы Пограничника Рыжикова стало возможным вовлечь в активную хозяйственную деятельность огромные пространства между улицами Фрунзе и Минской. Неслучайно именно здесь планируется организовать особую экономическую зону «Иваново». 

Программа по развитию спорта, благодаря которой сегодня у нас появились уличные тренажеры, спортивные площадки, другие общедоступные спортивные объекты, тоже казалась чем-то нереальным. Но ведь вот, есть и тренажеры, и площадки, они востребованы, люди занимаются спортом. Значит, решение строить их было правильным. 

Еще хотел бы назвать такие проекты, как «Кванториум» и детский центр «Притяжение». Оба здания были в очень запущенном состоянии, мало кто верил, что удастся их, во-первых, отремонтировать, а во-вторых, наполнить достойным содержанием.

– Да, страшно вспомнить, в каком состоянии был бывший ДК меланжевого комбината, теперь ставший центром «Притяжение»…

– Помещение, где сейчас «Кванториум», было не в лучшем состоянии. В целом вот эта работа по возрождению объектов, которые много лет разрушались и были упреком для любых властей и для самих горожан, очень важна. Да, у города нет денег, чтобы отремонтировать или отреставрировать все те здания, которые были заброшены десятилетия назад или не поддерживались в должном состоянии. Но главное – поставить себе цель найти решение этой проблемы. Да, результаты появляются небыстро, но примеры у нас уже есть. Мы восстанавливаем Школу искусств, фармацевтический колледж реставрирует бывший хирургический корпус больницы для мастеровых и рабочих. Появился инвестор, который выкупил и восстанавливает здание на улице Ермака, 3, – там будет частный детский сад и школа английского языка. Во все эти здания тоже вернется жизнь. А ведь это одна из важных задач городской администрации – создавать условия для того, чтобы город жил. Пытаться войти в федеральные программы, привлекать арендаторов и инвесторов, помогать решить проблемы с оформлением документов или подключением коммуникаций… И мы эти проблемы решаем, выстроили систему работы с инвесторами. Сейчас есть планы по возрождению еще нескольких объектов, например спорткомплекса «Светофор» на Сортировке. Надеюсь, всё получится. 

– Внешний облик города тоже изменился – исчезают аляповатые вывески и огромные рекламные баннеры, перестали строиться уродливые здания в центре города. По крайней мере, так говорят гости города, которые приезжают сюда регулярно.

– Да, тут тоже сработал целый комплекс мер: и введение дизайн-кода, и создание архитектурной комиссии, и изменение правил игры на рынке наружной рекламы. И, наверное, все мы действительно быстро привыкаем к хорошему и забываем, как было еще недавно. Наверное, это нормально – мы ведь все хотим, чтобы становилось только лучше. 

– Есть ли что-то, что не получилось за эти пять лет? Хотя, наверное, вам не очень приятно отвечать на такой вопрос.

– Почему? Нормальный вопрос, рабочий. Всегда есть то, что не получается. Например, не получилось полностью перестроить работу администрации в соответствии с теми принципами, которые я видел. Хотя во многом она все-таки изменилась. Сотрудники администрации стали более открытыми, совсем по-другому относятся к обращениям жителей, к инициативам, с которыми выходят и общественные организации, и просто неравнодушные граждане. Отношение меняется во всех сферах на более лояльное, становится более ориентированным на решение проблемы, а не на ее отфутболивание. Хотя и отписки иногда появляются, я лично с этим борюсь. 

В поддержку сотрудников администрации хочу сказать, что не всегда получается ответить по-человечески: все муниципальные служащие ограничены нормативными документами, и за этим достаточно внимательно следят надзорные органы. Поэтому иногда появляются очень странные ответы, которые приходится потом пояснять нормальным, человеческим языком. 

Но вот еще что изменилось в лучшую сторону: администрация стала более доступна, в том числе через социальные сети. Мы сразу стали очень активно в них работать, не знаю, есть ли в этом заслуга моя и моих коллег или это просто время такое наступило. Но связь с жителями очень активная.

– Да, еще 10 лет назад не было такого, что любой житель мог в режиме реального времени сообщить в «Инстаграме» о своей проблеме и буквально сразу получить ответ мэра. Или увидеть реакцию от курирующего зама, после чего соответствующие службы пулей приезжают заделывать яму на дороге или откачивать лужу перед детским садом. 

– Да, оперативность увеличилась. Все эти обращения проверяются, отрабатываются. Правда, при этом мало кто думает, насколько возросла нагрузка на наших сотрудников. А количество их снизилось. И в том числе поэтому бывают серьезные провалы, бывают ответы не по существу и прочие неприятные вещи. Поэтому я и говорю, что полностью перестроить работу не получилось. 

Но, думаю, что это не повод расстраиваться, а повод продолжать работать над этим. Механизм управления можно и нужно совершенствовать бесконечно. Самое главное – не прекращать этим заниматься. Потому что система всегда стремится уйти в состояние покоя.

Есть много такого, что действительно не получилось или получилось намного позже, чем я рассчитывал. Например, мы на несколько лет застряли в парке «Харинка»: при строительстве освещенной лыжной трассы возникли сложности с согласованием проекта, да и денег потребовалось больше, чем рассчитывали вначале. Во многих школах ремонты пришлось проводить в несколько этапов: слишком долго не вкладывали средства в капремонт школ, слишком много пришлось делать теперь. Перечислять можно бесконечно.

Кроме того, есть еще внешние факторы. Например, в этом году резко подорожали стройматериалы. И мы ничего с этим не можем поделать, разве что искать дополнительные деньги через, например, федеральные программы, или растягивать проекты на более длительный срок. С той же рекультивацией свалки на улице Минской: даже при поддержке профильных департаментов правительства области ушло очень много времени, чтобы попасть в федеральную программу. 

Ну и очевидные проблемы, которые еще будем решать: мусор – и в многоквартирных домах, и в частном секторе, общественный транспорт, уборка города, благоустройство. Это самые острые проблемы, но для многих из них нет очевидных и простых решений. Например, с содержанием контейнерных площадок: мы думали, что штрафы заставят УК более внимательно относиться к этому вопросу. Но нет: на сегодня выписано уже порядка 50 крупных штрафов, а беспорядок на отдельных площадках по-прежнему сохраняется. Значит, будем применять другие меры, которые сейчас прорабатываем. 

С другой стороны, сейчас горожане обращаются с жалобами на те проблемы, о которых еще 5–7 лет назад мало кто говорил и писал. Про те же подтопления, ямы на дорогах, про отсутствие тротуаров, даже про расчистку улиц в частном секторе. То есть проблемы были, но в их решение, видимо, не верили, поэтому и не было обращений.

– Может быть, просто ивановцы стали больше обращать внимания на то, что происходит вокруг? Люди включаются в жизнь города, становятся неравнодушными.

– Здесь сразу несколько факторов. Безусловно, люди стали больше уделять внимания городским вопросам, они хотят, чтобы Иваново было современным, уютным, комфортным. И это можно только приветствовать – любое неравнодушие, любое желание улучшить жизнь вокруг себя. По возможности мы поддерживаем эти начинания – делаем тротуары, локальные ливнеприемники, корректируем работу по озеленению и т.д. 

С другой стороны, мы сами начинаем рассказывать, что есть проблемы – и люди начинают обращать на них внимание. Когда ты начинаешь бороться с песчаными бурями, с мусором у контейнерных площадок, люди видят: да, мэрия про это говорит, она этим озадачилась, значит, так быть не должно, можно тоже обращаться. И это нормально, так же, как нормально не решить все проблемы всех районов в один год. Если десятилетиями никто не строил линии освещения в частном секторе и вдруг на 20 улицах построили, к нам начинается шквал обращений с соседних улиц: почему не у нас? То же самое со спортивными или детскими площадками, с тротуарами и прочим. Люди заботятся в первую очередь о том районе, где живут. И это правильно и понятно. Но хочется, чтобы жители не просто требовали, но и слышали, что мы говорим в ответ. Потому что есть технические нюансы (например, отсутствие на значительной территории города системы ливневой канализации) или финансовые. Сейчас действительно сложная ситуация с бюджетом. И не потому, что администрация плохо работает: просто город живет в тех же экономических условиях, что и его жители. У нас основная часть налоговых доходов – это НДФЛ, налоги на доходы физических лиц. И инфляция на городском бюджете сказывается не меньше, чем на семейном. Подорожали стройматериалы, ГСМ, продукты – и многие проекты приходится откладывать или переносить на следующие годы. Поэтому, кстати, я предпочитаю не обещать построить то-то или то-то: говорю об этом, только когда деньги в бюджете уже заложены и заключены контракты с подрядчиками. Но и при этом уже есть понятные риски.

– Чему вас лично научила работа в должности мэра за эти годы?

– Пониманию. Теперь я понимаю людей. Одни говорят: не трогайте деревья, городу нужен кислород. Другие говорят: снесите деревья, они загораживают свет. И я их всех понимаю. То же по животным, по безопасности движения. Кто-то пешеход, а кто-то водитель. И каждый по-своему прав. Есть две непримиримые позиции, и важно принять некое решение, и город по этому твоему решению будет потом жить. Что выбрать: компромисс или одну из крайних позиций? Если брать ситуацию по автомобилистам, то что важнее: что кто-то быстрее проедет и будет меньше крутить рулем или что меньше людей погибнет? Вроде бы очевидно. 

Работая здесь, понимаешь вообще всех. Сотрудников, тех людей, которые пишут агрессивные комментарии в соцсетях. Самому жить от этого не легче. Но я стал замечать, что вначале у меня было активное неприятие чужой позиции, если она не совпадала с моей. Я думал: ну как же так, как вы не можете понять таких очевидных вещей? А сейчас я знаю: да, кто-то не может понять другую точку зрения. Одни хотят одно, другие хотят диаметрально противоположное. Да, так бывает. Это нормально. И в целом я стал более спокоен и более взвешенно подхожу при проведении встреч, где бы они ни были – во дворах или здесь в администрации.

– При таком раскладе есть ли у вас желание оставаться мэром еще пять лет?

– Срок моих полномочий как главы города – еще четыре года. А там посмотрим. 

Сообщение отправлено

Самые читаемые статьи

Куда пропадают дети?

Ежедневно в мире пропадают сотни, а то и тысячи детей. К счастью, в большинстве случаев их удается найти. Но есть истории, которые закончились трагически

Архитектору нужно просто поставить задачу

Заслуженный архитектор России Виктор Алмаев отмечает 70-летний юбилей

Старые перекрестки по-новому

С 6 июня изменится схема движения на двух перекрестках города

Верь в себя, а не в волшебную таблетку 

Ежемесячно в Ивановской области диагностируются 35–40 новых случаев ВИЧ