В областном центре пройдет ежегодный форум
собрали ивановцы в акватории реки Уводь
25 мая в 17:30 во Дворце игровых видов спорта
В Иванове прошли массовые соревнования по спортивному ориентированию
Вход на стадион "Текстильщик" в этот день будет бесплатным, он откроется в 11:00
Светлана Беркутова никогда не думала, что в сорок лет ее жизнь так круто перевернется: из обычного офиса она перешла работать на колокольню

Мам, научишь?

До этого Светлана жила обыденной размеренной жизнью: учеба, замужество, дети, работа в администрации – примерно как у всех. Но каждый раз, слыша колокольный звон, она замирала: какие небожители производят такие удивительные звуки? Однажды на пасхальной неделе вместе со своим шестилетним сыном она поднялась на колокольню храма – по случаю праздника там всем разрешали позвонить в колокола.

«С нами был батюшка, и вдруг не его, а меня сынок неожиданно спрашивает: мама, а ты научишь меня так же? И я почему-то с такой уверенностью сказала: конечно, сынок, научу. А после поняла: для этого мне нужно сначала научиться самой. Это был очень мощный посыл, может быть, это был божий промысел». Светлана стала узнавать: может ли женщина звонить в колокола и где этому учат. 

Оказалось, что школ звонарей вообще немного, а в Ивановской области не было ни одной. Светлане повезло – нашла хорошего мастера в Подмосковье, который согласился обучить с азов. «За месяц я с удивлением узнала, сколько бывает видов звонов, – говорит Светлана. – Фестивальный, с радостными мелодиями, местные, характерные только для одной области, канонические, есть будничные, постовые (от слово «пост»), встречные, архиерейские, званые, спокойные и ритмичные, без всяких рисунков – разные, но все такие необыкновенно красивые».

Восемь – в самый раз

Светлана отучилась и вернулась в Иваново с желанием сделать что-то свое, создать колокольню, чтобы люди могли разделить с ней радость настоящего русского православного звона. В тот момент женщина иногда ходила на службы в храм Серафима Саровского, на котором колокольня была, но звонница не действовала. «Она была не настроена, вся система в плачевном состоянии, ничего не подсоединено, – вспоминает Светлана. – Я предложила настоятелю возродить звонницу, и он благословил. Там было шесть колоколов, но для полного глубокого звона их не хватало, поэтому было решено приобрести еще два. Звонарь может одновременно управлять сразу восемью колоколами. И я была уверена, что с божьей помощью справлюсь. Нашлись люди, единомышленники, собрали нужную сумму и заказали в Пскове на специальном литейном производстве недостающие нам колокола».

Желающих помочь восстановлению звонницы в храме Серафима Саровского было много. А вскоре они же захотели поучиться этому мастерству – нашлись средства и на школу звонарей с настоящей учебной звонницей. «Спасибо одному доброму человеку, который безвозмездно нам ее приобрел. Это вообще было огромным подспорьем, особенно для детей. Представляете, раньше мы занимались с ними на колокольне, на ветру и в мороз. Теперь такой тренажер у нас есть в воскресной школе, в теплом уютном классе. На нем мы отрабатываем самые разнообразные звонарские приемы. А хороший звонарь вообще будет учиться всю жизнь, ежедневно совершенствуя свои движения».

«К ноге добавляем руку»

Я спросила, нужен ли звонарю, как музыканту, природный слух? Оказалось, важнее иметь чувство ритма. Светлана пояснила: «Колокольный звон не строится на нотной грамоте, хотя один колокол может выдать сразу несколько нот. Окрашивание звона идет за счет созвучия нескольких колоколов. Это особенно заметно, например, в ростовской традиции: медленные, размеренные в сочетании с быстрыми, более яркими и красочными. Вот представьте: звонарь правой рукой отрабатывает один ритм, левой рукой – совершенно другой, а ногой – вообще третий. И это всё нужно в голове сопоставить. Кстати, дети осваивают это гораздо быстрее взрослых. Учеба ведется поэтапно, и я выработала свой подход: сначала мы учимся бить ногой, когда они выдают ровно ряд, подключаем руку. Там есть тоже своя особенность, ее нужно держать правильно в одной точке, не отводя ни вправо, ни влево. Когда ученик звонит уже уверено правой рукой и ногой, не сбивая ритм, мы добавляем левую руку: сначала простые рисунки, потом более сложные. У кого-то быстрее получается, у кого-то медленнее – всё индивидуально, но научиться могут почти все желающие».

Важно не имя, а процесс

В старину колоколам давали имена и даже приписывали человеческие качества. Светлана это не приемлет: «Одушевлять колокола нельзя. Ведь какая главная задача звонаря? Созывать людей на службу. Человеку нужно собраться, настроиться, помолиться, исповедаться, причаститься. Потом он выходит из храма и слышит такой приветственный звон, и ему на душе хорошо становится. Звонарь не просто пришел поиграть на пианино или на гитаре – он участвует в богослужении, это очень ответственно. Конечно, мы, как и музыканты, бережно относимся к своему инструменту. Колокол можно разбить на морозе, если со всей силы ударять по нему, он может потрескаться, что изменит качество звука. И вообще, за техническим состоянием нужно постоянно следить: чтобы колокол не болтался и был закреплен с нужным натяжением – всё это важно. Но как к одушевленному предмету мы к нему не относимся ни в коем случае». 

Килограммы и тонны звука

Мы привыкли считать, что всё хорошее и настоящее делалось только тогда, в старину, что хороших мастеров сейчас не найти. Светлана уверена, что это совсем не так: «Конечно, старинные колокола очень ценятся. В основном весь дореволюционный фонд уничтожен, осталось максимум десять процентов. Таких, как колокола пятнадцатого века Сергиевой лавры, Московского Даниловского монастыря – их там берегут особо, хотя звонят в них нередко. Вообще, каждый колокол звучит по-своему, и нельзя сказать, какой лучше или хуже – они все разные. Но и нынешние тоже с достойным звучанием. Их отливают уже по новым технологиям с учетом современных знаний металлообработки и научных достижений. Хотя многие секреты отливки сохранились с 14 века и пришли к нам из Европы. Да, это удовольствие недешевое: один килограмм бронзы стоит 2000 рублей. У нас самый маленький колокольчик весит около 4 кг, а самый большой – 120 кг. Известны колокола весом в несколько десятков тонн. Вот и представьте, сколько они могут стоить – миллионы! Кстати, некоторые мастера до сих пор измеряют вес в пудах, им так удобнее».

Какая разница, кто звонит

Как у любого человека, у Светланы случаются поводы погрустить, но благодаря своему любимому делу вот уже три года она чувствует себя счастливой. Два раза в неделю она поднимается на колокольню (в субботу в Успенском соборе, в воскресенье – в храме Серафима Саровского) и звонит для людей. А теперь еще и учит этому не только своего сына, как когда-то обещала, но и всех желающих. «А скоро будет лето – начнутся фестивали, поедем обмениваться опытом в Суздаль, в Москву, в Ростов и другие города. И там на чужих колоколах еще интересней поучиться и показать свое мастерство. Женщин в нашем деле почти нет, но всё равно мне никто не удивляется. Да и какая разница, кто звонит, главное, чтобы от души. Мне и самой очень нравится это делать и хочется приносить радость всем».

Сообщение отправлено

Самые читаемые статьи

Куда пропадают дети?

Ежедневно в мире пропадают сотни, а то и тысячи детей. К счастью, в большинстве случаев их удается найти. Но есть истории, которые закончились трагически

Архитектору нужно просто поставить задачу

Заслуженный архитектор России Виктор Алмаев отмечает 70-летний юбилей

Старые перекрестки по-новому

С 6 июня изменится схема движения на двух перекрестках города

Верь в себя, а не в волшебную таблетку 

Ежемесячно в Ивановской области диагностируются 35–40 новых случаев ВИЧ