БАННЕР
100 выздоровело, трое скончались
Инициативу поддержал Владимир Путин
с вторника 7 июля
3 июня откроют экзамены по географии, литературе, информатике и ИКТ
появится на улице Ленинградской
Информация по итогам заседания оперативного штаба по борьбе с коронавирусом 1 июля
Редакция РК
О войне, любви, жизни, смерти, человеческой доброте, о чуде

Героиня нашего сегодняшнего рассказ – Любовь Николаевна (Залмановна) Милявская из местной еврейской национально-культурной автономии города Иванова.

Любовь Николаевна родилась 30 декабря 1923 года в городе Прилуки Полтавской губернии Украины. В еврейской семье торговцев бакалеей. Перед войной закончила фельдшерско-акушерскую школу. Фельдшером летом 1941 года была мобилизована на фронт. Война для Любови закончилась в 1945 году в Восточной Пруссии. После Победы приехала в Москву. Окончила  Московский медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова. Работала в московских клиниках. В 70-е годы переехала в Иваново, куда по распределению был направлен ее супруг Марк (военный врач).

В Иванове Любовь Николаевна с новыми подругами основала еврейский культурный центр, который сегодня стал еврейской общиной. Организовала клуб декоративного собаководства. И главное, организовала зубоврачебную школу, которой руководила, там же преподала и еще успевала у кресла работать. И вообще все успевала как-то.

Как любовь спасает от смерти

Люба Милявская из украинского городка Прилуки сдала выпускные экзамен в фельдшерско-акушерской школе, но не успела получить диплом: обьявили войну, и она записалась в добровольцы. Марк Черненко из Москвы попал на фронт после школы. Познакомились на фронте.

Люба служила в медсанчасти, и Марк бегал к ней на свиданья через линию фронта. Когда не удавалось встретиться, передавали друг другу записки. Бумаги не было никакой, поэтому писали карандашом на кусках от папиросных коробок. Всего несколько слов, как смс-сообщения в наши дни. Все записки от Любы Марк аккуратно складывал и прятал в нагрудном кармане гимнастерки.

Однажды, попав под обстрел, Марк получил осколочные ранения в область сердца. Но на этом моменте имеет место большое чудо. Осколок, который предназначался его сердцу, застрял как раз в этой толстой стопке записок от Любы, и Марк остался жив!

Любовь становилась все сильней, и Марк с Любой решили пожениться. Взялись они за руки и пришли к командиру. Просят: «Распишите нас, пожалуйста, мы очень любим друг друга». Как же смеялся их командир! «Уж кем-кем, а вот попом я еще не был», ответил он им. Но так ему по-отечески жалко их, видимо, стало, что собрал он им «свадьбу» со спиртом, хлебом и вареной картошкой.

Поженились Марк с Любой после войны. Марк окончил медицинскую академию в Ленинграде, а Люба стоматологический институт в Москве. Родилась у них дочь. Прожили вместе ровно 70 лет. Марк ушел из жизни в 2015 году, в возрасте 90 лет. А Любаша до сих пор жива. Правда, гостей принимать отказывается, говорит, что выглядит плохо.

Трагическая потеря

Когда Люба и ее однокурсники сдали выпускные экзамены в фельдшерско-акушерской школе и собрались в классе все вместе, к ним зашел военный человек и спросил: «Поднимите руку, кто из вас хочет родину защищать».

Все ребята уже знали, что началась война, об этом несколькими днями раньше было объявлено в городе. Только вот никто представить себе не мог, какой ад их ждет.

Все дети вскочили с поднятой рукой и закричали: «Я»! «Хорошо, – сказал военный, – сейчас вам нужно отметиться в соседнем классе, а завтра утром прийти по определенному адресу» (видимо, военкомат).

Пришла Люба домой, рассказала обо всем, и ее страшно ругали. «Куда ты полезла, глупая, это же война! Ты же погибнешь!» Но уже было поздно, Любу мобилизовали. На следующий день, когда она уходила из дома, все плакали.

Люба отправилась на фронт.

Через какое-то время ей удалось оказаться в своем родном городке, и она, конечно, кинулась к своему двору, чтобы повидаться с родными. Не было родных, не было даже двора. Всех евреев вскоре после отбытия Любы на фронт расстреляли, всю любину семью, всех соседей, всю улицу.

Люба ушла воевать с врагами, и это сохранило ей жизнь. Семья осталась дома, казалось бы, в безопасности, и погибла мучительной смертью в полном составе.

Боевое крещение

Зачислили Любу в ряды Красной Армии. И так получилось, что отряд, где служила Люба, почти сразу после мобилизации, находясь на оккупированной территории, оказался в поле зрения немцев, начал окружаться и обстреливаться. Все больше и больше, страшнее и страшнее.

Что было, что будет, все исчезло. Только убийственный грохот, страх и вопрос: почему это происходит? почему среди всего этого оказалась я? И каково во всем этом мое место?

Командир крикнул, чтобы все закопали свои документы. Люба начала ковыряться в земле, земля сухая, не поддается. Вырвала пучок травы, в образовавшуюся полость сложила все, что у нее было, и с этого момента – тишина. Очнулась, лежа на кафельном полу, рядом взрослые незнакомые женщины. У всех ранения разной степени, Люба тоже ранена осколками в левую сторону: в голову, в бок и в ногу.

Оказывается, они в кременчугском госпитале. Кременчуг под оккупацией. Половина госпиталя отведена для советских пленных, вторая половина для немецких солдат. Весь медперсонал немецкий.

Как в дальнейшем сложилась бы жизнь Любы, а может и вовсе бы не сложилась, если бы в мире не существовало человечности и доброты...

Одному, как тогда казалось Любе, пожилому доктору она очень напоминала его дочку. Жива она или нет, Люба не понимала, доктор говорил по-немецки. А с фотографии, которую он ей показывал, смотрела юная улыбающаяся девушка. Он рассказывал что-то о ней, и из всего этого Люба поняла самое главное: она – его дочь, и она – вся его жизнь.

Его любовь к дочери была настолько велика, что часть этой любви досталась Любе и подтолкнула доктора на добрый поступок. Он нашел для нее гражданско одежду и выпустил из госпиталя, когда Люба стала чувствовать себя лучше.

Вышла Люба на свободу, но куда идти? О судьбе ее отряда можно только догадываться. Документы в земле, о деньгах и речи нет. Конечно, это все еще родная Украина и родной город Прилуки рядом, но это если ехать на поезде...

 Пришла Люба на железнодорожную станцию. Бродит по перрону с потерянным видом, одежда с чужого плеча, раненная, несчастная, но имеющая определенную цель – попасть домой, к родным. А там уж все как-нибудь само собой образуется. Так думала Люба. Но на поезд не попасть, билета нет.

И снова в ее жизни появляется добрый ангел. Одна сердобольная женщина приметила Любу, а у самой детей человек десять. Расспросила, что с ней такое случилось, и предложила ей такую комбинацию: «Самый младший, грудной в корзине спит. Мы контролеру говорим, что ты моя старшая, а в корзине вещи, авось пронесет. Главное, контроль пройти». И прошли.

Только ехала многодетная семья не до Прилук, и пришлось Любе выйти вместе с ними на полпути…

Марина Голдин, заместитель председателя местной еврейской национально-культурной автономии города Иванова Ивановской области

 

Сообщение отправлено

Самые читаемые статьи

Наталья Мухина

На обед – по записи 

В области открылись летние веранды 

Наталья Мухина

«За рулем стажер»

У троллейбуса две дороги – внизу и сверху

Ольга Хрисанова

Новые правила для новоиспеченных дачников

Изменяются правила планировки и застройки территорий садоводческих товариществ

Ольга Хрисанова

Заросшие из принципа

Кто должен косить траву в частном секторе?