177 подтвержденных диагнозов, 489 человек выздоровели, 9 умерли
Центробанк России выпустит монеты серии «Город трудовой доблести»
175 подтвержденных диагнозов, 85 человек выздоровели, 11 умерли
Количество людей, находящихся у купели в крещенскую ночь, будет ограничено
Владимир Мартынов
Юбилейный год "Меридиана" прошел без большой встречи со зрителями

От ивановского фестиваля «Студенческая весна» всегда ждали праздника и радостных открытий. В апреле 1975 года таким открытием стало выступление вокального трио «Меридиан» из химинститута.

Никто не знал, что участники коллектива собрались на свою первую репетицию всего за две недели до концерта. Произошло это 1 апреля в «банке». Кто мог предположить, что эта первоапрельская шутка растянется на 45 лет!

Идею ансамбля подал Володя Ситанов, студент-химик и соло-гитарист популярного у молодежи ВИА «Серенада». Он позвал в новое трио звонкоголосую студентку ИХТИ Надю Лукашевич и своего приятеля из ИвГУ Колю Сметанина. За две недели отрепетировали программу. И на конкурсе ребята неожиданно для себя заняли первое место. Это открыло дорогу на Всесоюзный фестиваль самодеятельности, где «Меридиан» тоже стал лауреатом.

Из любителей – в профессиональные артисты

2020-й – юбилейный для самого известного ивановского коллектива год: ему исполнилось 45 лет. Я поговорил с Надеждой Лукашевич. Мы сидели у неё дома, на лицах обоих (черта времени) были маски.

– Стать профессиональными исполнителями нам предложил в 1978-м легендарный худрук областной филармонии Евгений Павлович Иванов. Он, человек энциклопедических знаний в области музыки, сумел разглядеть в начинающих исполнителях потенциал. 

Наверное, мы были хороши тем, что делали программы, руководствуясь собственными вкусами. А это в первую очередь хорошая поэзия. Евгений Павлович начал с того, что отправил нас в Союз композиторов в Москву, где мы встретились с Алексеем Рыбниковым. Тот дал нам бобину со своей рок-оперой «Юнона и Авось». Там была лишь музыка, театр «Ленком» еще только боролся за право выпустить спектакль. «Романс морских офицеров» мы спели раньше, чем он прозвучал на сцене. 

Потом ребята стали работать с Таривердиевым. Встретились с ним на съезде Союза композиторов СССР в Ташкенте. Микаэл Леонович устроил «творческий вечер» в номере гостиницы. А у трио к тому времени уже был большой репертуар – и классика, и народные песни, и Пахмутова, и композиции на разных языках. Особенно поразило Таривердиева исполнение «Попутной песни» Глинки. Он сразу решил, что будет работать с молодыми артистами. Сотрудничество, очень плодотворное, началось с октября 1980-го.

– В филармонии, понимая, какой выпал шанс, давали возможность бывать в столице каждую неделю. И, как говорил Микаэл Леонович, мы полгода пили из него кровь (смеётся). И записали пластинку «Песни Микаэла Таривердиева поет трио «Меридиан». Пластинка стала расходиться влет. Печатали новые и новые тиражи, матрицу измотали так, что на последних тиражах не было ни низких, ни средних частот, только высокие. 

«Меридиан» и конная милиция

В 1981 году музыканты стали лауреатами первой премии Всесоюзного конкурса молодых исполнителей советской песни, который проходил в Днепропетровске, и ивановский коллектив стали рвать на части телевидение, радио и даже кино.

– Мой сын Максим, – продолжает Надежда Лукашевич, – придумал слоган: «Меридиан» – душа 80-х». Думаю, это абсолютно точно по отношению к тому, что происходило с нами и той публикой, которая была на наших концертах. Мы вкладывали душу в то, что нам хотелось петь, чем хотелось поделиться. 

С концертами мы объехали весь СССР. Были на БАМе с поездом «Комсомольская правда», на церемонии официального окончания строительства магистрали. Мы выступали от Сахалина до Калининграда… 

Как замечательный композитор проявился Николай Сметанин. Он писал только на стихи выдающихся поэтов – Анны Ахматовой («Вальс одиночества»), Жака Бреля («Не знаю почему»), Бориса Пастернака («Снег идет»)… Есть у него цикл песен на стихи поэтов Серебряного века, и даже необычная программа по «гарикам» Игоря Губермана.

И в кино снимались

В 1982-м «Меридиан» снялся в фильме «Торпедоносцы». Режиссер Семён Аранович увидел трио по телевизору и пригласил в свою картину. Надежда Лукашевич сыграла одну из главных ролей.

– Снимали в Мурманске, Североморске. Никогда не забуду, как летела туда, на Север. Осень, ноябрь. Низкий туман, изморось. Ни взлетов, ни посадок. Абсолютно забитый аэропорт. Уже ночь. Я вымотанная, не знаю, куда приткнуться. И два бравых любезных морячка хвать меня под белы ручки... Уложили на столик и сидели, сторожили. «А вдруг объявят мой самолет, а я сплю? – Мы на страже!» 

А какая компания на съемке была! Верочка Глаголева... Какая от нее исходила нежность и какая твердость! Конечно, с ней встречались и после съемок, в том числе в Иванове на фестивале «Зеркало». Удивительно: встречались, будто и не расставались. 

И в Афгане выступали

«Меридиан» гастролировал и за границей – в Париже, в Чехословакии. И Афганистан был.

– Мы порой вели себя по-идиотски, доставляли массу неприятных моментов тем, кто нас сопровождал. Ездили только в БТРах. Но посмотреть-то хочется. На броню вылезешь. А из «зеленки» могут пальнуть в любой момент. И товарищ с оружием сидит рядом, волнуется… 

Уникальный случай был в самолете – воскрешение раненого солдатика. Самолет был грузовой, везли раненых. Мы, гости, отдельно, в маленьком отсеке рядом с кабиной пилотов, где во время полета поддерживалось нормальное давление. Чтобы не сбили стингерами, самолеты летали высоко, находившимся в грузовом отсеке людям воздуха не хватало. И молодой раненый солдатик на костылях (не забуду пушок на его голове) умер. В наш отсек в панике начала стучать женщина-врач. Открыли дверь, втащили этого парня, и доктор стала его реанимировать – делать массаж сердца. И он ожил. Из самолета выходил сам, на костылях.

По госпиталям выступали. Это было страшно. Много людей попадали на мины. Видишь живое лицо, живые глаза, а у человека нет ног. Или рук. 

«Меридиан» поездил по стране и по миру очень много. Все поездки организовывала Москва. Месяцами жили в гостинице «Россия», выступая здесь же, в концертном зале, и на других сценах. И музыкантам предложили переехать в столицу. Лукашевич и Ситанов были не против. Муж Надежды, Ян Бруштейн, тоже (работа ему нашлась бы сразу – в ГИТИСе, где он учился и защитил кандидатскую). Но у Коли Сметанина в Иванове семья, и он отказался. Потому и остались тут. У коллектива была очень насыщенная творческая жизнь. Закончилось это всё с развалом Советского Союза.

– В эстрадной тусовке мы не прижились. Там все стали приспосабливаться. София Ротару надела на себя рок-н-рольные цепи. Все стремились делать так, как на Западе. А мы не хотели меняться. Не хотели греметь цепями. Мы хотели петь хорошую поэзию, хорошую музыку. И вылетели из эстрадной тусовки в 90-е годы. 

«Меридиан» стал неформатом, и ребята оказались почти без работы и без телевидения. Конечно, музыкантов приглашали на корпоративы, они выступали перед людьми высокого ранга, но прежнего насыщенного творческого процесса уже не было.

Работать, чтобы сохранить память о Ситанове

Концертная и телевизионная жизнь вернулась только в нулевых, но уже без Володи Ситанова. Для Надежды Лукашевич это больная тема.

– Володя… У него был удивительный русский тенор – высокий, мягкий, красивый. Он поражал игрой на гитаре, двенадцатиструнке. Об оплетку обдираешь кожу на пальцах. Когда мы готовили цикл на стихи Гарсии Лорки для записи на телевидении (музыку написал Сергей Ткачёв), нужна была виртуозная испанская гитара. И вот Вовка так нарепетировался, что у него безымянный палец левой руки перестал разгибаться. Когда мы выступали или делали записи, музыканты удивлялись его уникальному способу извлечения звука. Он был гитаристом от Бога. А эта битломания (мы обожали «Битлз») – она присутствует во всём нашем сопровождении гитарном. 

И вдруг неожиданно – трагедия. В конце 1999-го умирает Володя Ситанов. Николай и Надежда думали об уходе со сцены. Но потом поняли: выступления для них – работа (у обоих – масса других интересов, не касающихся «Меридиана»), а у Володи Ситанова «Меридиан» был жизнью. И решили всё-таки продолжить в память о нём.

– Очевидно, – считает Надежда Лукашевич, – было самонадеянно полагать, что из любого человека мы сможем сделать музыканта, идущего с нами в одном направлении. Алексей Подшивалов в трио уже 20 лет. Многого достиг. Он привнес саксофон. У его инструмента очень красивый звук, удачно вплетающийся в ансамбль с гитарой и голосами. Лицо «Меридиана» он не испортил.

О тех, кого не видит зритель

У «Меридиана» всегда были очень хорошие звукорежиссеры. В 80-е с ними работал Александр Морковкин – прекрасный музыкант, скрипач. Организаторы гастролей знали: без него «Меридиан» никуда не поедет. Когда Саша в начале 90-х ушел в оркестр, его сменил Александр Иконников. У него хороший вкус, он прекрасно чувствует звук.

Юбилейный концерт по случаю 45-летия трио музыканты планировали провести 1 апреля, в день первой встречи. 14 марта выступили в Доме русского зарубежья в Москве. Но тогда уже понимали, что из-за пандемии скоро запретят массовые мероприятия. И юбилейный концерт смог пройти только онлайн, уже в ноябре.

– Чтобы показать лицо «Меридиана» на всём его 45-летнем пути, мы обратились к известному московскому телережиссеру Ивану Цыбину. У него есть самый полный архив наших видеозаписей. И он сделал часовой концерт, посвященный 45-летию «Меридиана». Он есть на сайте филармонии и «Ютубе». 

Артист не может не выступать. Ему нужны зрители, слушатели. Жизнь продолжается, бросать любимое дело грешно. Что Бог дал, надо хранить и дарить другим. Пусть и дальше цветет. 

Сообщение отправлено

Самые читаемые статьи

Екатерина Сергеева

По заснеженным тротуарам…

Почему ивановцы недовольны состоянием улиц и тротуаров

Владимир Шарыпов

Новые ясли в Пустошь Боре

Рубрика "Слово мэра"

Редакция РК

Повреждение на трубопроводе ИвТЭЦ-2 устранено

Без тепла были 11 600 ивановцев

Владимир Кораблев

На фестивале «Русское Рождество»

презентовали новый гастрономический маршрут