От чего защищают сегодня традиционные русские тряпичные куклы-скрутки?

В конце года «РК» объявил конкурс на лучшую новогоднюю елку, отражающую профессию автора. Победила в этом конкурсе Вера Иванычева, педагог дополнительного образования ивановского детского дома «Ровесник». 

Редкий случай, когда работа совпадает с увлечением, когда творческое состояние души реализуется каждый день на рабочем месте. Вера учит девочек детского дома рукоделию и основам домоводства, а еще открывает им традиционную славянскую культуру, то, что ей и самой по сердцу – обряды, праздники, костюмы. Ну не радость ли? 

Шитье передается с генами

Вера рассказывает: «После нашего текстильного института преподавала рукоделие в Татарстане, в школе. Душа просила старины, чего-то глубокого, настоящего, но там, не было возможности так серьезно погрузиться во всё это. И вот, когда я вернулась в Иваново, случайно попала в клуб народной культуры «Дид Лада». Как же я тогда обрадовалась, что нашла единомышленников! Они не просто изучают, а живут в русских традициях. И одежду носят с элементами традиционных русских костюмов, и праздники проводят так же, как в старину, с хороводами, песнями и играми. Мне всегда был близок наш фольклор, а с ними традиционно тесно связаны русские куклы».

Вера буквально заболела ими. Стала больше узнавать, читать, искать в интернете, общаться с известными кукольницам, ездить на семинары. Делать кукол стало потребностью: «Это как будто даешь кому-то новую жизнь. Трудно объяснить, как именно происходит. Я чувствую и ткань, и одежду, и когда шью, и когда делаю кукол. И тряпочки подбираю долго, чтобы получилось гармонично и красиво. А цвет беру в основном красный. Он считался обережным, усиливающим положительную энергетику. Многие удивляются, а ведь раньше свадебный наряд девушки был именно такого цвета». 

Вообще шила моя собеседница с самого детства. «Мама говорила, что иголку я начала держать раньше ложки, – вспоминает Вера. – Моя бабушка была мастерица всего лишь с четырьмя классами образования церковной школы, но шила всё, что угодно. Вот ей покажи вещь, и она могла сшить ее один в один. И дядя мой был одним из лучших портных в Татарстане. Так что я уверена, что способности к шитью передаются по наследству». 

Девочкам – Каша, мужикам – Подорожница 

Одно время Вера пробовала шить кукол разных стилей, в том числе Тильду – знаменитую на весь мир. Но она не радовала и душу не грела – всегда по одной выкройке, выражение лица одинаковое: равнодушное и бессмысленное. «А наши-то, пусть и без лица вовсе, но такие теплые, такие осмысленные, – восхищается Вера. – Почему они без лица? А наши предки боялись, что через глаза у кукол может появиться душа, а к ней может привязаться нечисть и навредить человеку. И никто не расстраивался, что нет глаз и губ, зато они почти всегда имели практическое значение. Например, для девочек были куклы Веретенницы на палочке, они их крутили, ручки разрабатывали и учились прясть одновременно. Или кукла Каша – это буквально мерка, с помощью нее учили девочек варить кашу: «Вот тебе, дочка, подружка и помощница: по пояс крупички, по шейку водички, по макушку кашка получится». 

Я была уверена, что тема эта сугубо женская, что мужики и сейчас, да и в старину тоже считали куклы – девчачьими тряпками, да и только. Но оказалось, в русской культуре есть и мужские старинные традиционные обрядовые куклы. «Их, правда, мало, но мужчины относились к ним раньше очень серьезно, – признается Вера, – Например, когда мужчина собирался в дорогу, ему делали оберег – Подорожницу. Без такой куклы не уезжали, брали ее с собой за пазуху. Солнцеворот – тоже мужская кукла, в шапке, сапогах, с колесом в руках. Она означала годовой и жизненный цикл или пожелание крепко держать свое хозяйство. Есть еще Птицелов с птичкой в руках – тоже редкая кукла, специально делалась для мужчин. Олицетворяла удачу в охоте, силу и ловкость. Это девочек в игре приучали к семейной жизни, к быту. Мужчин готовили для больших дел – защите и обеспечению семьи и державы». 

И сапожки из платков в жизни пригодятся

На уроках Вера показывает и рассказывает девочкам, что означала кайма по низу рубахи, на манжетах или горловине, чем узор на сарафане отличался от узора на фартуке и так далее. Девчонки детского дома просто обожают тряпичное царство своего педагога Веры Рунаровны. Кстати, на уроках создают совместно коллекции одежды в русском народном стиле. Одна из них – из старых джинсов, лоскутная, с вышивкой, стильная, современная и очень женственная. Другая – «Палехская шкатулка» в черно-красном цвете с золотом. Или недавняя – «Павловопосадский хоровод». Использовать в ней настоящие платки было бы дорого, нашли имитирующую ткань – получилось очень красиво. Под руководством своего педагога девочки сшили даже расписные сапожки. «Жаль из-за пандемии проводить фестиваль детских театров моды пришлось онлайн, – сожалеет Вера. – Но мы всегда в состоянии творчества, и дети уже понимают: чтобы получилось хорошо, надо много учиться, набивать руку. Они видят результат и стараются. Моя задача – подготовить наших воспитанников из детского дома к самостоятельной жизни, дать им навыки шитья и заинтересовать, чтобы они сами всегда смогли сшить себе что-то своими руками».

Вышиванка актуальна как никогда

На шее у Веры ожерелье из маленьких тряпичных кукол, размером в два с половиной сантиметра, которые держатся за поднятые руки – как бы в хороводе. Тончайшая работа удивительной красоты. «Это Радостея, или Благодать, – рассказывает Вера Иванычева. – Обережная часть одежды женщины, которая напоминает, что не надо никогда опускать руки – и будет от бога благодать. Эти украшения у меня часто спрашивают, они смотрятся стильно, носить их можно и сейчас, надо правильно только подобрать наряд. Недавно по интернету меня нашла женщина из Греции, я ей сделала такое украшение и отправила, она в восторге, собирается носить и заказать еще. А мы почему не носим наши русские национальные костюмы, хотя бы их фрагменты? Украинцы в своих вышиванках на госслужбу ходят, демонстрируя свое, национальное. А у нас что, хуже вышивка? Да лучше и краше! Я сама часто включаю в свою одежду и тесьму, и кружево, как обережные элементы, и девочек приучаю. Они признаются, что с удовольствием носили бы наши коллекционные костюмы». 

Наверняка многие считают, что в наш рациональный век все эти традиции и старинные куклы вообще не актуальны. Но Вера Иванычева, конечно, с этим не согласна: «Моя маленькая внучка с удовольствием играет в мои куклы, оставляя в стороне яркие заводные крутые импортные игрушки. Понятно, что их выбор сейчас огромный, но в этих тряпичных скрученных куклах столько тепла, столько любви, что дети это чувствуют. Да и взрослые, конечно, тоже. И разве мы должны забыть наши традиции потому лишь, что они не практичны сейчас? Раньше кукол делали очень просто из самых грубых тряпок. Сейчас у нас есть возможность приукрасить, и кружевцо добавить, и бусинку – всё в рамках традиции, конечно, сохраняя значение и смысл костюма». 

Тряпичный ангел не хуже иконного

Я спросила: не смущает ли, что традиционная русская кукла – это все-таки язычество, не приветствуемое церковью. Вера заулыбалась: «Ну что вы! Многое же перешло в православие от дохристианской славянской культуры: и время праздников, и какие-то обряды, и те же куклы-ангелы из тряпочек. Раньше-то они назывались Берегиня. У нас в детском доме часто бывают гости из Свято-Введенского монастыря, так вот матушкам мы с ребятами делали в подарок славянских кукол Пасха с крестом вместо лица. Они были популярны в период, когда христианство только-только стало появляться на Руси. Я знаю, что монахини их берегут и ставят у себя в кельях рядом с иконами».

 

Сообщение отправлено

Самые читаемые статьи

Генеральные предложения

Завершились общественные обсуждения изменений в генеральный план города и правила землепользования и застройки

Бронза, камень-бумага и синий лен

В музейно-выставочном центре на Советской, 29 открылась небольшая, но насыщенная выставка (арт-проект) девяти московских художников «Лен»

Золотой "квадрат"

Квартиры в Иванове подорожали на 25-30%

Священная – противовирусная

Ивановский музыкальный театр представил премьеру хореографического спектакля «Весна священная» на музыку одноименного балета Игоря Стравинского