БАННЕР
Пройдет 3 сентября на базе предприятий Ивановской области, внесших значительный вклад в Победу
На пересечении улиц Фрунзе и Люлина
Также здесь появится дополнительное освещение
заключили соглашение о сотрудничестве в сфере здравоохранения
открыт после масштабной реконструкции
Кроме гидравлических испытаний теплосетей пройдут и температурные испытания. Они намечены на 6-7 августа.
Ольга Хрисанова
Как ивановские хирурги исправляют ошибки иностранных коллег

Многие стремятся уехать на лечение за рубеж, однако у ивановских врачей достаточно примеров, чтобы усомниться в правильности такого выбора. 

Оговорюсь, в этой статье ни об онкологии, ни о других направлениях медицины речь не пойдет. Только о травматологии и ортопедии. Иван Владимирович Васин (герой одного из июньских номеров «Рабочего края») – ортопед, хирург, травматолог Областного госпиталя для ветеранов войн – за годы практики наблюдал сотни пациентов, искавших панацеи за рубежом, а потом вернувшихся долечиваться домой. Он объясняет: 

– По разным причинам люди едут лечиться за рубеж. Я бы разделили их на четыре категории. Первая: человек вынужден обратиться за медпомощью за границей, потому что там с ним случилась беда. Вторая: пациенту требуется лечение в условиях конкретного специализированного медицинского центра другой страны, где оказываются уникальные операции или услуги. Третья: человек сам ищет клинику за рубежом через знакомых или в интернете, едет туда самостоятельно без каких-либо направлений или рекомендации врача, если в состоянии оплатить лечение. И четвертая: пациентов обманывают мошенники, направляя их за рубеж якобы от благотворительных фондов (обманывают не столько пациентов, сколько тех, кто спонсирует эту помощь. Зачастую услуга не соответствует понесенным затратам).

Сэкономили на операции

– Люди первой категории, как правило, предусмотрительно покупают страховки, отправляясь в поездку, а значит, у них с медпомощью всё должно быть хорошо.

– Далеко не всегда. Примеров масса. Приведу один. Мой хороший знакомый, уважаемый и известный в Иванове человек, катаясь на горных лыжах в Австрии, сломал плечо. Его там прооперировали, он вернулся на родину, но перелом долго не срастался. Пациент настаивал, чтобы помогали мы ему только с помощью консервативных методов: «Никаких реопераций, потому что вы всё равно лучше не сделаете». Пришлось «пошаманить», применить PRP-терапию – современную методику, которая весьма ограниченно применялась тогда даже на Западе. Мы добились успеха, восстановили функции руки. Но это потребовало значительно больше времени и усилий, да и риск осложнения был выше.

– Но почему же у австрийских врачей операция не получилась как должно?

– Они выбрали малоинвазивный метод остеосинтеза, который применяется у детей, – быстрый и, самое главное, дешевый. Лечение проходило в серьезной клинике, ориентированной на пациентов со спортивной горнолыжной травмой. Такие центры, что в Австрии, что в Швейцарии, имеют высокую квалификацию. Почему русскому пациенту выбрали неправильное лечение, не знаю. Но долечивался здесь он именно из-за этого.

А был случай, когда человек за границей получал травму, при которой можно спокойно без осложнений доехать до дома и продолжить лечение (значительно дешевле или вообще бесплатно), но зарубежные врачи, скорее всего в корыстных целях, говорили, что операцию нужно делать срочно, иначе срастется неправильно. Естественно, пациент пугался и соглашался на все условия. Недавно я участвовал в судебном разбирательстве в качестве эксперта. Девушку (истца) оперировали в Германии, там ей сделали всё правильно, по необходимым методикам. Но немецкие врачи запугивали, что, если не сделать операцию срочно здесь и сейчас, пациентка останется навсегда инвалидом. Это было, мягко говоря, преувеличением, а точнее – неправдой, и это совсем не красит наших зарубежных коллег.

Особенный случай

– Но ведь некоторые виды операций не практикуются в России? 

– Это как раз вторая категория пациентов, которые, безусловно, должны получать помощь именно в специализированных центрах. У нас в ортопедии, и в целом в хирургии есть устоявшееся мнение, связанное с профессиональной этикой: если хирург выполняет меньше 50 однотипных операций в год, то лучше эти операции совсем не выполнять. Существуют редкие заболевания или повреждения, которых 50 случаев в год с трудом набираются по всей стране. Поэтому даже при высокой квалификации хирурга не факт, что они будут выполнены успешно. Но существуют центры, которые концентрируют такие патологии. И они необязательно работают за рубежом. Известный пример, когда маленькую девочку из США с большим родимым пятном на лице оперировали в России. Это как раз такие случаи, когда врачи рекомендуют отправиться в специализированные клиники, и неважно, где они находятся – за рубежом или у нас. Конечно, если будут найдены необходимые средства для этого.

Гремучая смесь

– Есть пациенты, которые действуют исходя из чужого опыта.

– Да, и лечение назначают себе, и клинику за границей выбирают сами. Эти пациенты – самые проблемные. В их сознании – гремучая смесь слухов, домыслов, амбиций и большого потока информации в интернете. И это касается не только лечения за рубежом. Конкретный пример: пациент приехал ко мне на эндопротезирование – замену тазобедренного сустава. Он очень плохо ходил. Оказалось, что один сустав ему уже поменяли, на мой профессиональный взгляд, очень некачественно. Но он с гордостью рассказал, что оперировался в Германии, причем у знакомого мне врача в известной мне клинике (я там достаточно долго проходил стажировку). Так вот я знаю точно, что тот врач такие операции не практикует, это не его специальность вообще. И, видимо, он просто воспользовался возможностью заработать, погнался за длинным евро или хотел поддержать свое реноме, но силы свои не рассчитал и сделал плохо. В этой ситуации пациентом была выбрана явно неправильная клиника и явно неправильный хирург.

– Но ведь этому пациенту кто-то его порекомендовал?

– Решение он принял буквально после «разговора на лавочке». За второй сустав этого пациента, который сделали мы, я не беспокоюсь, а первый, немецкий, я почти уверен, скоро придется переделывать.

– А вы сказали ему, что рано или поздно это его ждет, потому что именно в Германии сделали плохо?

– Нет, а зачем?

– Ну, чтобы переделать на «хорошо».

– Но переделать можно и не говоря, что до нас сделали плохо. Это простая врачебная этика.

Есть и другой пример. Был у нас пациент, которому в Германии заменили коленный сустав. Так он вернулся домой с серьезным осложнением в виде гнойного воспаления. С немецкими врачами этот пациент был постоянно на связи и получал от них рекомендации по лечению. Но за консультацией он пришел к нам. Правда, обозначил условие немцев: мол, если он обратится за помощью к местным врачам, то они умывают руки, и к ним, в Германию, дорога будет закрыта. У нас был шанс ему помочь, но мы как могли пытались лечить его консервативно, а таким образом успехов не достигли. В этой ситуации получилось, что пациент в другой стране и помощи не получил, и здесь остался один на один со своей проблемой. В итоге, кстати, этот человек из нашего поля зрения пропал. Скорее всего, он вернулся в Германию тратить оставшиеся деньги. Этот случай более вопиющий.

– А его вы искали?

– Нет. Мы активно ищем тех людей, которые не понимают, что с ними происходит, и могут себе навредить по незнанию. А в этом случае человек полностью адекватен и отдает себе отчет в том, что происходит, и вообще он сам кузнец своего счастья.

Собирали деньги на то, что делается бесплатно

– А больных, которые уезжают на лечение за границу от благотворительных фондов, вы консультируете?

– Фонды бывают разные. Перед некоторыми из них – настоящими, известными, открытыми, которые очень много чего делают, чтобы спасти больных, особенно детей, – я снимаю шляпу. Но ведь, к сожалению, есть откровенные мошенники, которые, пользуясь отчаянным положением людей, на них наживаются. Конкретный пример: у ребенка шесть пальцев на стопе, банальная операция. Убрать шестой палец может любой ординатор. Но в этом конкретном случае некий фонд начинает собирать серьезные средства для отправки ребенка «туда», а некоторые СМИ ему помогают. И люди ведутся, перечисляют деньги на лечение малыша, за которое и платить не надо, и ехать никуда не надо. А всё потому, что годами у нас выработалась неистребимая вера в силу СМИ и в то, что заграница нам поможет. А недобросовестные люди научились этим пользоваться и даже строить на этом бизнес.

– Кто-то вам возразит, что у людей должно быть право выбора. 

– Да, но выбор должен быть осознанным. Кто-то действительно говорит, что это всё от отчаяния, потому что пациентам ничего не остается порой, как уехать лечиться за границу. А я возражу: многие даже и не пытаются получить медицинскую помощь здесь. Это плохо. Осложнения лечить потом приходится нам. А кому нравится исправлять чужие ошибки? Мы, конечно, не откажемся помочь. Но этот медицинский туризм должен регулироваться более жестко, в законодательных рамках, тогда будет порядок. Тогда люди будут получать адекватную помощь.

Сообщение отправлено

Самые читаемые статьи

Наталья Мухина

«В этом году никто ничего не заработает, цель – выжить»

Спустя четыре месяца открылись фитнес-клубы

Ольга Хрисанова

Гостиницы ждут туристов и не могут их принять

Чем Иваново отличается от соседей?

Наталья Мухина

В ожидании зрителей

Над ивановской сценой появятся голуби

Наталья Мухина

Про 11 колоколов Красной церкви

Нужны ли звонарям беруши?