Наталья Мухина
Нужны ли звонарям беруши?

В Иванове каждый день звонят колокола. Кто поднимается на колокольню, почему в некоторых храмах работает «электронный звонарь» и как научиться мастерству, рассказала монахиня Феофила из Введенского монастыря. 

Зонарное дело – одно из послушаний наряду с работой в трапезной или уборкой территории. Матушка Феофила живет в монастыре около 30 лет. Правда, колокольный звон очаровал ее еще в юности, задолго до того, как она пришла в церковь: «Первый раз я услышала звон, когда мне было около 15 лет. Мы жили на Севере, а в зимние каникулы поехали в Москву и Санкт-Петербург. Решили посетить и Троице-Сергиеву лавру. Когда мы вошли на территорию, то услышали колокольный звон. Несмотря на то что я была совершенно светской девочкой, этот эпизод оказал на меня очень большое влияние. Помню, была зима, шел снег хлопьями, а мне казалось, что время просто остановилось». 

В самом начале 90-х, когда Введенский монастырь только образовывался, там не было ни одного колокола. «Звонница появилась на втором году моей жизни здесь, – вспоминает матушка Феофила. – Тогда мне пришла мысль: неплохо было бы уметь звонить. Я подошла к сестре, которая уже этим занималась, и спросила: могу ли я научиться? Она согласилась. И после того, как я попросила благословения у духовника, началось обучение азам мастерства. Я освоила всё достаточно быстро. Мне даже показалось, что это несложно». 

Впоследствии матушка Феофила обучалась на курсах в Москве, там ей показали, как звонить на билах. Била – специальные титановые пластины. Их используют не только на службах, но и во время крестного хода. Чтобы не вести тяжелые колокола, монахини собирают передвижную звонницу из этих металлических пластин.

Вера и координация

Кто может стать звонарем? Звонарь – это в первую очередь церковный и верующий человек. На каждый момент богослужения есть свой уставной звон, поэтому звонарю очень важно понимать, что происходит в храме. Впрочем, требуются и другие навыки. 

«Я научилась звонить быстро. Но не могу сказать, что это дается всем. Сейчас в нашем монастыре семь сестер, которые могут подняться на колокольню и исполнить мелодию. Я замечала, что звонить получается у тех, кто был хорош в математике и рисовании. С математикой у меня было не очень, – смеется звонарь. – Зато художественное училище за спиной. Главное в деле звонаря – правильно чувствовать ритм и координировать движения – ведь разными руками нужно создавать разную мелодию, а ногой «отбивать» опорный ритм на большом колоколе. Некоторые сестры пытались учиться мастерству, но у них не вышло – все-таки нужны природные задатки. Хорошо получается звонить у певчих. Но тут есть другая проблема: на колокольню приходится подниматься в любое время – даже зимой. А сестрам из хора нужно беречь голос – так что они редко становятся звонарями». 

Холод может повредить не только людям, но и самим колоколам. В мороз они звучат по-другому, а при сильном понижении температуры металл становится хрупким, колокола могут расколоться. Когда столбик термометра опускается ниже -25 оС, в колокола звонят особенно аккуратно. Хотя случаев, когда металл раскалывался, матушка Феофила не вспомнила. 

Инцидент произошел только один раз. Когда в середине 90-х прихожане помогали на лебедке поднимать на звонницу колокол – что-то пошло не так, колокол упал. Он не раскололся, но стал звучать несколько иначе. Видимо, образовалась внутренняя, невидимая глазу трещина. 

Этот колокол по-прежнему используется. Без него ансамбль будет неполным – важен каждый звук. Даже если исключить один маленький колокольчик, вся система развалится, а звучание станет неправильным.

Много сил не надо

Всего на колокольне Свято-Введенского монастыря 11 колоколов. Их находили или покупали в разных местах – взять все сразу было бы слишком дорого. Самый тяжелый колокол весит тонну и 200 кг. Но даже при такой массе человеку не требуется большая физическая сила, чтобы звонить. У наших колоколов, в отличие от европейских, раскачивается только язык, так что справиться можно без особой физической силы.

Не сказывается такая работа и на слухе: «Мне нравится зонарное дело, – делится монахиня Феофила. – Я не ощущаю, что есть какая-то нагрузка на слух. Возможно, на больших колокольнях и нужно защищать уши наушниками или берушами, но у нас это не требуется, я не ощущаю никакого дискомфорта». 

Вместо человека

Сейчас в некоторых храмах используется так называемый «электронный звонарь». Это специальный механизм, который управляет колоколами в автоматическом режиме. В Иванове такие стоят на Казанском храме и храме Георгия Победоносца на площади Победы. «Лично мне не нравится, когда вместо живого человека колоколами управляет машина, – признается монахиня. – Это как вместо живого хора включить запись. Вроде будет красиво, но та духовность и чистота потеряются, поэтому я считаю, что звонарь лучше. Хотя могу понять, почему некоторые священники используют механизмы. Я как-то спрашивала у батюшки, который установил на колокольню «электронного звонаря», зачем он это сделал. Оказалось, что в городе просто сложно найти умеющего человека, который сможет каждый день приходить на службы. В этом плане у нас в монастыре проблем нет: сестер много, всегда найдется человек, который сможет передать умения и навыки».

Сообщение отправлено

Самые читаемые статьи

Николай Голубев

Жизнь в искусстве

Название «Моя жизнь в искусстве» в любом другом случае, наверное, звучало бы старомодно и излишне пафосно. Но для проходящей сейчас выставки Валерия Ефремова оно подходит

Редакция РК

Гранитный бордюрный камень

и вафельная разметка на площади Победы

Владимир Шарыпов

Открываем IT-куб

Рубрика "Слово мэра"

Редакция РК

Автобусы и маршрутки – пока по прежним ценам

С 1 октября стоимость проезда в автобусах и маршрутках в Иванове меняться не будет