114 подтвержденных диагнозов за сутки
перешли на дистанционный формат работы
начнется с 28 октября. Тест проведут в школьных медкабинетах
111 подтвержденных диагнозов, один летальный исход
Анастасия Басенко
Мост из парка Степанова попал в Третьяковскую галерею

В Москве открылась масштабная выставка «Молодость России» – в залах Новой Третьяковки на Крымском валу работы подающих надежды художников из регионов. От Ивановской области в проекте участвует четверокурсница политеха Хелена Тадессе – студентка кафедры дизайна костюма и текстиля им. Н.Г. Мизоновой. Ее графический триптих «Монтаж» рассказывает об индустриальном городском пространстве в черно-белых тонах. О замысле и сверхзадаче, о культурных кодах и моде в Иванове художница рассказала «Рабочему краю».

– Хелена, как ты попала на выставку в Третьяковку? Почему отправила именно эти работы, сомневалась ли в выборе? 

– Изначально это был конкурс Союза художников России. Планировалось, что по итогам отбора определят 100 молодых авторов, которые получат возможность на протяжении месяца жить и работать в домах творчества. Коронавирус внес свои коррективы, фестиваль перенесли на следующий год с повторным приемом заявок. Поэтому я приятно удивилась новости о Новой Третьяковке. В выставке такого уровня с графическими работами я еще не участвовала, хотя в Иванове два года назад мой «Монтаж» понравился и Союзу художников, и зрителям.

– На триптихе – серый индустриальный пейзаж. Это про Иваново или какое-то другое место?

– Это не только про Иваново. Это про любое городское пространство, и точное место на карте здесь – не главное. Мне была важна тема взаимодействия человека с окружающей действительностью, а индустриальный пейзаж – лишь средство, инструмент, ее раскрывающий. Пару лет назад я делала много зарисовок Иванова, наблюдала, изучала среду, в которой живу. Смысловой доминантой «Монтажа» стал железнодорожный мост в парке Степанова (на моей работе он не фотографически точен – изменена композиция, форма стилизована). И эта огромная рукотворная металлическая конструкция вписана в «декорации» природы.

– Ты выбрала монохром – получается, индустриальный пейзаж пессимистичный? Может ли человек в такой окружающей действительности быть счастливым? 

– Черно-белое восприятие города – это моя рефлексия, внутреннее ощущение на тот момент. В триптихе я не высказывалась на социальную тему, замысел был эстетический. Мне важно было показать красоту и монументальность формы даже в период ее распада. Человеку комфортно находиться в пейзаже, гармонично сочетающем в себе живую и неживую природу. Неестественность, искусственность материала, черно-белая призма – я выбрала это подсознательно, но настроение создается определенное, с большой долей мрачности.

– Декаданс, деструкция, разрушение – эти темы волнуют тебя и как дизайнера одежды? 

– Спектр моих креативных интересов достаточно широк, и тем, волнующих воображение, множество. Я с раннего детства проявляла большой интерес к творчеству. Я этим всегда жила и живу. В четвертом классе начала ходить в студию моды «Мираж», где рисовала эскизы одежды, придумывала образы, шила. Потом поступила на декоративно-прикладное искусство в художественное училище, где получила сильную базу в живописи и графике. Поступила в политех, и в прошлом году вместе с подругой создала бренд одежды MOSSO. Наша главная идея – делать апсайклинг вещей, использовать их повторно. Пандемия и карантин повлияли на сознание людей и их отношение к «быстрой моде». Тенденции ресайкла и апсайкла не новы, но сейчас набрали обороты популярности. Не скрою, что Иваново в этих убеждениях сильно отстает, мы часто сталкиваемся с непониманием «зачем вы это делаете» и «кому это вообще нужно». Получается, что сейчас новые созидательные формы творчества привлекают меня больше, чем деструкция.

– Используешь ли ты ивановский культурный код в своих коллекциях?

– Стараюсь. Культурное наследие у нас богатое, сильное. Но почему-то те же самые ивановские ситцы возводятся в какой-то неприкосновенный культ: их можно показывать только традиционно. Это очень сковывает современного молодого художника. Выходит, что наследие есть, а пользоваться им не умеем. Есть интересные работы местных дизайнеров – смотрятся эффектно, но коммерческого продвижения не получается. Популяризировать красивой коллекцией ивановские ситцы невозможно, модная индустрия сегодня играет по другим правилам. Четкая стратегия, стабильная коммуникация и верность одной большой идее. Если у бренда нет концептуального высказывания – тебе не жить. Можешь разово заявить о себе, пусть даже ивановскими ситцами, но обязательно должно быть дальнейшие развитие, продакшен, коммерциализация. Ведь каждый дизайнер хочет, чтобы люди, надевая его одежду, носили и кусочек его идеи. А идеям не место в витрине, в музее – им место в жизни. Наглядный пример: для того чтобы оценить красоту ситцев, их нужно интегрировать в то, что понятно современному человеку. То есть шить традиционный сарафан – неактуально, а пустить традиционные принты, например, на пуховик – вполне. Совершенно иное восприятие. Так сделал бренд TEAMPUTIN, просто перепечатав набивные рисунки, не изменив ни масштаб, ни цвет. Ситец тот же, а форма – другая, новая. Совершенно иное восприятие. Сейчас наблюдается большой спрос на всё самобытное, аутентичное, локальное, на забытые культурные коды. К этому активно обращаются дизайнеры и набирают на этом очки узнаваемости и популярности. Еще пример – нашумевшая коллаборация корпорации-гиганта уличной и спортивной одежды PUMA и небольшого бренда Jahnkoy Марии Казаковой, дизайнера, в фокусе творчества которой переосмысление национального костюма и современное прочтение традиционных орнаментов и узоров. А мы живем и не видим того, что происходит вокруг, что лежит на поверхности. У нас глаз замыленный. Я надеюсь, что реинкарнация всего ивановского – дело будущего, и индустриальный пейзаж моего «Монтажа» когда-нибудь заиграет яркими красками.

Посетить выставку «Молодость России» в Новой Третьяковке можно до 29 ноября.

Сообщение отправлено

Самые читаемые статьи

Наталья Мухина

Традиционные продажи идут неважно

Можно ли заработать региональным производителям на маркетплейсах

Ольга Хрисанова

После рентгена – на крыло

Учительница приютила птенцов чайки, помогла им научиться летать и выпустила на волю

Владимир Кораблев

До конца года в Иванове построят новый инфекционный госпиталь

В нем откроют 360 мест для пациентов, а в критической ситуации медучреждение сможет развернуть до 790 коек

Ольга Хрисанова

За одно лето появилось два старших сына

Супруги взяли к себе сирот: подростка из детского дома и совершеннолетнего парня, оставшегося без средств к существованию.