В октябре пройдут Летние игры паралимпийцев «Мы вместе. Спорт», по аналогии с зимними в Ханты-Мансийске, которые оказались очень популярны
Госавтоинспекция Ивановской области информирует
МУП САЖХ приступил к промывке подземного трубопровода ливневой канализации в районе пересечения проспекта Строителей и улицы Шубиных
11 виновных лиц привлечено к административной ответственности
XVI Международный кинофестиваль имени Андрея Тарковского пройдет с 22 по 27 июля
Владимир Шарыпов вручил аттестаты кадетам Ивановской пожарно-спасательной академии ГПС МЧС России
Ковид отступил, но с чем мы остались после него? О последствиях заболевания рассказала кандидат медицинских наук, врач-пульмонолог 4-й городской больницы Екатерина Букина.

Шрамы на легких 

– Екатерина Вячеславовна, с чем обращаются к вам сейчас, уже после пандемии коронавирусной инфекции?

– Идут наши хронические больные, которые не наблюдались во время ковида. Они возвращаются очень запущенными, потому что во время пандемии сидели дома, лечились как могли, боялись выходить даже к терапевту. Другая группа – пациенты, пережившие ковид с большим поражением легких. У них остаточные фиброзные изменения. Насколько всё это рассосется, станется ли одышка? Опыта и понимания, как с этим бороться, у нас еще мало. Этих пациентов мы наблюдаем, приглашаем на очередную КТ, назначаем терапию, подавляющую воспаление. Иначе может развиться так называемая организующаяся пневмония.

– А хватит ли ресурсов лечить их еще раз?

– Я не думаю, что это будет массовым явлением, потому что эта болезнь формируется далеко не у всех. Но после ковида у многих появляется еще и астма. Мы видим, что вирус, вторгнувшись в иммунную систему, спровоцировал развитие другого легочного процесса. И нас не удивляет, что у пациентов сейчас начинаются ревматологические заболевания. Потому что воспаление при ковиде было очень похоже на них. 

– Что должно насторожить переболевшего ковидом?

– Когда симптом затяжного кашля сохраняется. Например, после пневмоторакса легочная ткань становится дряблой. При выписке таких пациентов мы рекомендуем им даже гимнастику делать аккуратно, без резких выдохов.

Если кашель, и тем более одышка не проходят – обязательно нужно идти к терапевту, а он должен вас направить к лору, кардиологу или пульмонологу.

Ковид помог выявить

– У нас, обывателей, довольно примитивное представление о легочных болезнях. Пневмония и астма на слуху, а есть ведь и редкие, о которых мы не знали раньше. 

– Сейчас диагностика совсем на другом уровне, и не только в пульмонологии, но вообще в медицине. Мы легко выявляем даже редкие, например, интерстициальные заболевания легких. Это не бактериальная пневмония, а такая специфическая, которая возникает из-за неправильной работы иммунитета. Развиваются так называемые пневмониты, легочная гипертензия или пневмоторакс. Раньше их не диагностировали потому, что такого обследования, как сейчас, просто не было. Например, компьютерная томография грудной клетки стала доступной, а раньше ее делали единицы. Пациентам ставили какие-то хронические пневмонии, а они потихонечку погибали непонятно от чего. 

– Перефразируя известную поговорку: не было бы КТ-обследования, да ковид помог?

– Да, точно, люди попадали к нам с ковидом, а мы находили у них другие заболевания благодаря обследованию на КТ. Во время ковида исследование делали буквально всем, кто просто один раз кашлянул. Так, у одной пациентки увидели совершенно случайно кистозные изменения в легких. Пока у нее серьезных проявлений не было, но, слава богу, мы успели выявить ее мультикистоз на ранних стадиях. Случись это позже, помочь ей было бы уже тяжело.

100% – не приговор

– Недавно ваша больница вернулись к прежнему режиму работы. Страшно вспоминать о красной зоне?

– Назад туда никто не хочет. Я хорошо помню дату 24 апреля, когда нас перепрофилировали под ковидный госпиталь. Поначалу мы думали, что это ненадолго, на пару месяцев, и всё. Но когда набирала силы первая волна, вторая, а потом еще одна – было страшно. Но всё равно мы надеялись и понимали, что это не может быть вечно, пандемия когда-нибудь закончится. Всех своих родственников я отправила подальше и жила одна четыре месяца, боялась заразить ребенка и родителей. Без родных и семьи было морально тяжело. Я заразилась до начала первой вакцинации, но перенесла болезнь довольно легко, особенно по сравнению с теми, кого мы лечили у себя в отделении. Их было, конечно, много, и болели они страшно.

– А были чудесные исцеления?

– Был удивительный случай, когда у одной пациентки КТ показал 100% поражение легких. И тем не менее мы вылечили ее и выписали. Домой она уехала, конечно, с концентратором кислорода. Сейчас мы созваниваемся, и она заверяет, что чувствует себя неплохо. Но эта пациентка хотела выздороветь и очень старалась поправиться. Это сильный фактор, влияющий на течение болезни, от пациентов зависит очень много. Тем, кто хочет выздороветь, кто старается выполнять все предписания, быстрее становится лучше и прогноз у них благоприятнее. В отличие от тех, кто капризничает (пусть даже и из-за самой болезни), спорит с врачами, отказывается от лекарств. 

Были случаи, наоборот, неожиданно печальные, когда, одного человека мы довели уже до выздоровления, почти до выписки, а у него вдруг случилась тромбоэмболия. Это показало уже вскрытие. Мы ничем не могли ему помочь, несмотря на всю терапию и антикоагулянты. Этого человека было очень жалко. Казалось бы, мы, врачи, должны воспринимать смерть человека более спокойно, но это невозможно. Люди лежали у нас по три-пять недель, мы уже к ним привыкали, как к родным. Они рассказывали о своей жизни, о семье – ну, невозможно совсем дистанцироваться от человека. Я по-другому не умею и вижу, что даже доброе слово помогает. Поговоришь, успокоишь, что всё будет хорошо, что они поправятся. И когда они погибали было очень тяжело. Вот так пойдешь поплачешь и опять работать. 

Задышать и переоценить счастье

– Обидно было слушать ковид-диссидентов и антипрививочников?

– Не то слово. Я сама слышала эти рассуждения: а есть ли вообще этот ковид, может быть, его придумали? Хотелось сказать: вы просто не были в красных зонах, не видели тяжелых пациентов и не вытаскивали их с того света. Мы возмущались глупости людей, которые отказывались себе помочь: не носили маски и не вакцинировались. Здоровье человека от медицины вообще зависит только на 10%, остальное – от наследственности и образа жизни. Это имеет огромное значение. На днях один тяжелый пациент на мой вопрос, давно ли у него одышка, ответил: недавно, доктор, а до этого я вел нормальный образ жизни – пил и курил, как все. Мужчины в палате дружно засмеялись, а он даже не понял почему. У многих неправильное представление о нормальном образе жизни со здоровым питанием, физкультурой и свежим воздухом.

– С курильщиками ведете особую борьбу?

– С курением. Курильщики – больные люди, их надо лечить. Кто-то сознательно не хочет бросать, а кто-то принципиально отрицает вред курения и свои заболевания, придумывает всякие оправдания вредной привычке. Но если бы они видели, в каком состоянии у них легкие. Мы понимаем, отказаться тяжело, но что делать? Будем и дальше их убеждать, даже пятиминутная беседа с врачом дает большой результат. Мало кто знает, что объем легких взрослого человека в среднем 3–4 литра. Ежегодно от износа легочная ткань уменьшается примерно на 20 мл, а у курильщиков – в шесть раз больше, то есть на 120 мл. Есть над чем задуматься? Это же касается и курения вейпов, популярных у молодежи. 

Казалось бы, это всё прописные истины, но почему-то про них забывают. Нужно себя любить и собой заниматься, слушать рекомендации врача и беречься от рисков, которые приводят к тяжелым заболеваниям. Когда наши тяжелые пациенты начинают нормально дышать, с легкостью и свободно, они переоценивают многие вещи и говорят: какое же это счастье – быть здоровым.

 

Фото: Дмитрий Рыжаков

Сообщение отправлено

Самые читаемые статьи

Тарифы на коммуналку выросли с 1 июля

С 1 июля в Иванове традиционно выросли тарифы на коммунальные услуги. Правда, в квитанциях этот рост ивановцы увидят уже в августе. Тем не менее, стоит понимать, насколько могут увеличиться ваши расходы

Куда делись желтые контейнеры?

И другие вопросы про пластиковые отходы в Иванове

За что страдают соседи?

Жители отключенного от газа подъезда пытаются добиться справедливости

Творческое пространство – для города и особых детей

Как мэрия поддерживает социально ориентированные проекты