В Иванове наградили победителей конкурса социальной рекламы
В гимназии № 30 восстановили ограждение
Особенные мастера инклюзивной мастерской организации «Грани» стали победителями Всероссийского конкурса 
Реализовано в областном центре за три года
Команда города Иванова одержала победу в эстафете регионального фестиваля
5 и 6 января пройдет международный Рождественский кубок
К 90-летию ивановского цирка

Ирина Леонтьева, единственная в мире дрессировщица оленей. Она блистала на манеже полвека, сейчас работает «на пушке», то есть осветителем в Ивановском цирке. 

Конечно, она считает все профессии важными, но свою нынешнюю особенной. Именно она дала возможность, во-первых, остаться в цирке и быть востребованной, когда Ирина Альбертовна закончила карьеру. Во-вторых, потому что она, как артистка, точно знает роль света в представлении.

С турников в северную сказку

В цирке Ирина с детства: отец рос в Нежданове, еще мальчишкой в сороковые годы поступил в ивановскую конноакробатическую студию, потом попал в цирк и работал там всю жизнь. Выступал с конными номерами, через его руки прошли десятки лошадей, а когда завел семью и родилась дочка, она, конечно, выросла среди них. «Когда папа уезжал за рубеж, мы с мамой приезжали всегда к бабушке сюда в Союзный переулок на Рабочий поселок, – рассказывает Ирина Леонтьева. – А вообще, как настоящая цирковая семья, мы всегда были вместе, жили по гастролям, в разных городах. С пяти лет я уже сама делала акробатические трюки, потом научилась делать «дорожку», основы эквилибра, гимнастики, акробатики и жонглирования – к пятнадцати годам я была вполне подготовленным ребенком. И поскольку вопрос выбора профессии у меня не стоял, я довольно легко поступила в цирковое училище (а конкурс туда был двести человек на место). 

Окончив его, я освоила специальность «гимнастка на турниках» и много лет работала в этом жанре. Вскоре я получила травму и по специальности работать уже не смогла. Но кроме как в цирке, я себя нигде не видела. Наставник посоветовал: бери животных. Я растерялась, но все-таки решилась и задумалась: каких же именно? Сложно найти животное, которое бы не выступало в цирке. И вдруг меня осенило: олени!» 

Девушка на одном дыхании написала сценарий: грациозные дикие олени, лайки везут упряжку, этнический костюм в мехах и бриллиантах, музыка народов Севера – завораживающая среда северной сказки. Красота образа пленила цирковую коллегию, и на комиссии Ирина защитила проект. На постановку номера дали два года. Правда, чтобы приблизиться к образу в реальности, пришлось непросто. 

Совсем не лошади

От северных оленей пришлось отказаться. Основная их пища – ягель, а постоянно зависеть от поставок ягеля для нескольких особей – слишком нервно и ненадежно. Поэтому выбрали маралов. Не менее «северные» на вид, но более неприхотливые в еде. Первые маралы были взяты из заповедника Аскания-Нова, естественно, с разрешения властей. Прекрасные животные оказались своенравными и очень пугливыми. В природе они – еда для всех, и поэтому их инстинкты очень сильны – в случае малейшей опасности они поднимали вверх передние ноги и били со всей силы. От их острых копыт постоянно были травмы, и чтобы завоевать доверие, пришлось запастись терпением на многие годы.

«С оленями ведь никто в цирке раньше не работал. Считается, что олени не то чтобы не дрессируются, а даже не приручаются, – рассказывает Ирина Леонтьева. – Папа тогда помогал мне мудрыми советами. Но все-таки олени – совсем не лошади. Лошадь можно обучить всему, а оленя не запряжешь, на него не положишь седло. Даже если просто кинуть на него веревку, он занервничает и ее скинет. Огромной победой было даже выманить их из стойла. Постепенно мисочку с едой передвигали всё дальше, и спустя продолжительное время с оленями можно было наконец работать на арене. В природе они прыгают очень высоко и развивают невероятную скорость на коротких расстояниях – это эффектно, это можно использовать, если научиться справляться с природной пугливостью животных. 

Представьте, как им должно быть страшно на открытом манеже: резкий жест, необычная расцветка одежды, луч света или даже буфетчица в белом халате в проходе зрительного зала – совершенно невозможно предсказать, что его напугает. А я должна заранее всё предусмотреть, иначе номер не получится». 

Покататься на рогах – удовольствие так себе

Олень-самец, с большой развесистой короной, конечно, украшение номера. Но в основном в оленьей труппе Ирины Леонтьевой были самки. Почему? 

«В природе самцы бьются за самку, порой очень жестоко. И на репетиции во время гона «артистов» мне не раз доставалось: олень даже поднимал меня на рога и возил по манежу – это страшно и больно. Поэтому со временем отказалась от самцов, оставляла только одного на эффектный выход. Олени у меня делали много трюков – испанский шаг (проход с высоким подниманием ног), вставали на задние ноги, прыжки через препятствия, принимание (движение со скрещиванием ног) и так далее. Конечно, дрессировка – сложный, тонкий процесс, олени прекрасно чувствуют отношение к себе. Чем любят полакомиться? Нет, не морковкой, как многие думают – обыкновенным сухариком. Да, для них, как оказалось, это самое лучшее лакомство. Сушила сухари и всегда носила с собой. Я вообще почти никогда со своими оленями не расставалась – и днем и даже ночью с ними. Знакомые и друзья удивлялись, как я вообще умудрилась выйти замуж, родить и воспитывать дочку. Она, кстати, всегда смеялась, что мама любит своих оленей больше меня. Это, конечно, не так, но она тоже выросла настоящим цирковым ребенком». 

Дочка Ирины занималась художественной гимнастикой, училась в Москве у знаменитых режиссеров и поставила свой номер – хулахуп на шаре. Как и все цирковые, выступала и успешно гастролировала. А вот внучка, тоже будучи прекрасной, талантливой гимнасткой, заявила: на мне цирковая династия закончилась – хочу дом и уют. 

Дом с оленями и без

Известно, что люди, посвятившие себя цирку, дом действительно практически не видят. Сама Ирина Леонтьева начала работать с оленями в 1981 году и закончила в декабре 2019-го, то есть провела с ними почти сорок лет – целую жизнь. Дрессировщица не отлучалась от своих животных дольше чем на три дня. Это сейчас в ее ивановской квартире уютно – как и положено, есть картины, пледы, подушки, но все они с изображением оленей, даже пижамы. А тогда Ирина даже путешествовала с ними в грузовых вагонах и фурах безо всякого комфорта. Был случай, когда из-за недели отлучки – нужно было срочно решить личные дела – олень перестал доверять хозяйке, работу пришлось делать почти заново. После одного случая, когда из-за неправильного питания олень погиб, Ирина в полной мере никому и не доверяла заботу о питомцах. Кормить и убирать для нее было не в тягость. Некоторых из своих артистов Ирина выкормила из бутылочки. А один из оленей проработал с ней семнадцать лет.

В разные годы в ее номере с оленями участвовали и сибирские лайки – настоящие партнеры, которые дополняли и украшали представление. Сейчас трое верных друзей (а им уже по пятнадцать лет) из последней труппы стоят на постое в цирке. Ирина Альбертовна сокрушается: «Меня просят забрать их, а некуда. Трудно пристроить собак-пенсионеров, которые стали никому не нужны. Это очень больно. У меня такой возможности нет, дома уже есть собаки. Но я все-таки надеюсь, что кто-то возьмет этих артистов. Собаки умные, дрессированные и отзывчивые». 

Когда пришло время уходить на пенсию, была возможность остаться жить в Сочи, но Ирина Альбертовна выбрала Иваново – здесь прошло детство, здесь родной цирк, где она и сейчас работает – освещает арену, чтобы мы ничего не пропустили.

Сообщение отправлено

Самые читаемые статьи

От дворов до скверов

Стартовал прием заявок на участие в конкурсном отборе инициативных проектов развития территорий города

Мы поедем, мы помчимся… и не на оленях

В областном центре продолжается обсуждение новой схемы движения общественного транспорта

Стресс и новые реалии

В регионе работает телефон доверия – служба психологической поддержки участников СВО и членов их семей

Решаем вместе
Есть вопрос? Напишите нам