БАННЕР
Николай Голубев
В прошлый раз мы расстались у здания областного правительства – властный особняк оказался более чем причастен к истории советской литературы. Сегодня продолжим прогулку по улице Пушкина.

Продолжение. Начало в № 27, 28, 30, 32, 34

 

Химтех, поэты и камасутра

Пр. Шереметевский, 7

Напротив здания облправительства – корпус химико-технологического университета. Он построен к 1930 году по проекту академика архитектуры Ивана Фомина.

В этом большом колонном здании работали многие известные ученые. Но в рамках арт-маршрута вспомним только про Якова Кивовича Сыркина (1894–1974). В 1919 году он первым из студентов получил диплом иваново-вознесенского политехнического института и остался на преподавательской работе. В тридцать лет Сыркин стал заведующим кафедрой физической химии, при нем обживался новый корпус. Но в 1931 году ученый навсегда переехал в Москву. В годы войны был избран членом-корреспондентом Академии наук, а затем и академиком.

Людьми искусства стали дети Сыркина, родившиеся в Иваново-Вознесенске. Дочь Флора (1920–2000) – известный театровед, кандидат искусствоведения. В войну, будучи в эвакуации, работала декоратором в Еврейском театре. Ее непосредственным руководителем оказался знаменитый художник-авангардист Александр Тышлер, начался роман. На десятилетия влюбленным пришлось расстаться, и только в 1964 году они поженились. Флора Сыркина-Тышлер стала первым исследователем и пропагандистом творчества супруга.

У Флоры есть искусствоведческая статья о тышлеровских портретах Анны Ахматовой. В тексте приводится любопытный рассказ и о собственной встрече с поэтессой: «Я с разрешения Анны Андреевны пришла к ней в Фонтанный дом с цветами и просьбой переписать с подлинника «Поэму без героя». <…> Доверчиво отдала Ахматова мне, совсем незнакомой, свой экземпляр поэмы, а когда на следующий день я с благодарностью возвратила его, она, очевидно, не найдя ничего, чем могла бы меня одарить, дала свою необычную фотографию в виде игральной карты и написала: «Флоре Сыркиной от этой пиковой дамы. 23 июля 1946. Фонтанный дом».

А в начале 1990-х, будучи на открытии выставки русского авангарда в Нью-Йорке, Флора запросто подошла к Иосифу Бродскому. Свидетели описывают их диалог:

«– Здравствуйте, Иосиф, я Флора Сыркина, вдова Тышлера.

Бродский улыбнулся:

– Мы с Тышлером были вместе в эвакуации. Он рисовал мою маму. Когда я уезжал, этот портрет висел у нас на стене. Но знаете – маме не понравился нос, и она его перерисовала!»

Сын химика Сыркина – Александр Яковлевич (1930) – тоже родился в Иваново-Вознесенске. Он окончил филологический факультет МГУ, специализируется на индологии, доктор наук. С 1977 году работает в Израиле. Известен переводами и исследованиями индийского эпоса, благодаря ему мы можем читать на русском, например, камасутру.

Деревенщик в профессорском доме

Ул. Пушкина, 7

Двухэтажный дом с пятикомнатными квартирами построен в 1930 году для профессоров Иваново-Вознесенского политехнического института.

С 1948 года до смерти здесь жил ивановский писатель Михаил Шошин (1902–1975). Он пришел в литературу из рабселькоров, переписывался с Горьким, которого считал учителем. Шошин – делегат первого съезда Союза советских писателей, на протяжении почти десяти лет возглавлял ивановскую организацию, орденоносец. О творческом наследии писателя литературовед Леонид Таганов отзывается критически: «Многочисленные прозаические произведения (рассказы, повести) стали иллюстрациями общепартийных тезисов об улучшении жизни в сельской глубинке, где под водительством мудрых секретарей колхозной парторганизации люди самозабвенно трудятся <…>. Только в конце жизни в автобиографической повести с отличным названием «Фабрика за овином» (1977) Шошин, возвращаясь к годам своего детства и юности, начинает непосредственно, живо говорить о своей деревенско-фабричной России».

Литературная кухня

Ул. Крутицкая, 9

Упирается улица Пушкина в здание областной детско-юношеской библиотеки. Чего только не было в этих стенах: общежитие, военная казарма, госпиталь, инженерно-строительный факультет, первая в стране фабрика-кухня. Библиотека обосновалась здесь с середины 1930-х. Здесь же, до ликвидации в 1964 году, работало ивановское книжное издательство.

В годы войны редактор издательства – Михаил Харлампиевич Кочнев (1914–1974). Он получил столичное филологическое образование, некоторое время, учась в аспирантуре, занимался фольклором. В Иванове на местном материале он стал делать то же, что Павел Бажов на Урале. В 1944 году в «Рабочем крае» печатается первый сказ Кочнева «о той моложавенькой ткачихе с зелеными глазами и змеиной косой», а уже через два года выходит полноценный сборник «Серебряная пряжа: сказы ивановских ткачей».

Вот образчик кочневского стиля: «Где нынче наш город стоит, в прежнее время не было ни каменных домов, ни фабрик. Речушка наша Уводь змеей выползала из лесных болот, изогнулась, словно ей на хвост наступили, и потекла по лугам да по лесам, путь себе выбирая, к матери своей, значит, к Волге. Пароходы по ней испокон не плавали. Но стары люди помнят: плоты по Уводи гоняли, бурлаки с бечевой ходили, да ведь больно давно всё это было». В книге часто встречаются фамилии иваново-вознесенских фабрикантов, наши топонимы, но исторической достоверности здесь не стоит искать. Занятно, что в сказочные сюжеты литератор вставлял то Фрунзе, то Калинина.

В течение восьми лет Михаил Кочнев возглавлял ивановскую организацию Союза писателей, в 1951 году уехал в столицу. По его сценарию сняли первый советский широкоэкранный фильм «Илья Муромец».

Ивановские невесты Серебряного века

Ул. Арсения, 3

С улицы Пушкина свернем на Крутицкую. Ее название нужно понимать буквально – улица в нескольких местах круто изворачивается. На перекрестке с улицей Арсения (названа по подпольной кличке Михаила Фрунзе) обратим внимание на выглядывающее большое серое здание областного суда. Прежде здесь находился дом, который неоднократно посещал Николай Гумилёв.

Ивановские корни были у второй жены поэта – Анны Николаевны Энгельгардт (1895–1942). В литературной тусовке Серебряного века ее не без издевки называли «вторая Анна», памятуя о том, что первым браком Гумилёв был женат на Анне Ахматовой.

Сохранились отзывы и самой Ахматовой об «ивановской невесте»: «Коля был очень уязвлен, когда я его оставила, и женился как-то наспех, нарочно, назло. Он думал, что женится на простенькой девочке, что она – воск, что из нее можно будет человека вылепить. А она железобетонная. Из нее не только нельзя лепить – на ней зарубки, царапины нельзя провести».

Современники описывали Анну Энгельгардт как очень миловидную женщину, но недалекую, с тяжелым характером. Какое же отношение она имела к Иванову? Анна Николаевна Энгельгардт – внучка ивановского фабриканта Михаила Никоновича Гарелина и, соответственно, дочка Ларисы Михайловны Гарелиной. Любопытно, что ее мать первым браком была замужем за поэтом Константином Бальмонтом (этот «литературный союз» тоже был несчастным, мучительным для обоих).

Судя по всему, Николай Гумилёв познакомился с Анной Энгельгардт осенью 1917 года. Поэт не раз приезжал в Иваново-Вознесенск, где гостила его невеста. Обручилась пара в 1919-м, через два дня после развода Гумилёва с Ахматовой. Вместе молодожены прожили недолго: литератор поселил избранницу у своей матери и навещал не так часто. В 1921 году Гумилёва расстреляли. Анна Энгельгардт (Гумилёва) овдовев, играла в театре, воспитывала дочь от брака с поэтом. Семья погибла из-за голода в блокадном Ленинграде.

Автор иллюстрации: Ксения Новикова

Сообщение отправлено

Самые читаемые статьи

Эксклюзив РК
Николай Голубев

Палех нараспашку

Праздничные свидетельства, которые никогда не публиковались 

Екатерина Сергеева

Новое в схемах дорожного движения 

Где разместить остановку общественного транспорта, можно ли разрешать на перекрестке левый поворот, как обезопасить пешеходный переход?

Екатерина Сергеева

Сквер в Московском: финальный аккорд?

Что получат жители микрорайона

Наталья Мухина

По тюбику на класс

Чем создают «новогоднее настроение» в школах?